StudyEnglishWords

5#

Джон Картер. Дочь тысячи джеддаков. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Джон Картер. Дочь тысячи джеддаков". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 542 книги и 1777 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 78 из 184  ←предыдущая следующая→ ...

At heart they hate their horrid fates, and so wreak their poor spite on me who stand for everything they have not, and for all they most crave and never can attain.
В душе они ненавидят свою ужасную жизнь и срывают свою жалкую злобу на мне, зная, что я стою за все то, чего они лишены, о чем им приходится только мечтать без надежды когда-либо достигнуть.
Let us pity them, my chieftain, for even though we die at their hands we can afford them pity, since we are greater than they and they know it."
Пожалеем же их, мой вождь, ибо, если даже нам суждено умереть от их рук, мы не можем отказать им в жалости, потому что мы выше их, и они это знают!
Had I known the significance of those words "my chieftain," as applied by a red Martian woman to a man, I should have had the surprise of my life, but I did not know at that time, nor for many months thereafter.
Если бы я знал значение этих слов: "мой вождь", обращенных красной марсианской женщиной к мужчине, я был бы несказанно поражен, но я этого не знал, и узнал лишь много месяцев спустя.
Yes, I still had much to learn upon Barsoom.
Да, мне многое нужно было узнать на Барсуме!
"I presume it is the better part of wisdom that we bow to our fate with as good grace as possible, Dejah Thoris; but I hope, nevertheless, that I may be present the next time that any Martian, green, red, pink, or violet, has the temerity to even so much as frown on you, my princess."
- Мне кажется, что мудрость велит встречать судьбу с наибольшим достоинством, Дея Торис.
Но, тем не менее, я надеюсь добиться того, чтобы в ближайшее время ни один марсианин, будь он зеленый, красный, розовый или фиолетовый, не посмел даже косо взглянуть на вас, моя принцесса!
Dejah Thoris caught her breath at my last words, and gazed upon me with dilated eyes and quickening breath, and then, with an odd little laugh, which brought roguish dimples to the corners of her mouth, she shook her head and cried:
У Деи Торис при моих последних словах тоже захватило дух, она взглянула на меня раскрытыми глазами, потом странно рассмеялась, причем на ее щеках появились две коварные ямочки, покачала головой и воскликнула:
"What a child!
- Какое дитя!
A great warrior and yet a stumbling little child."
Великий воин - и, все-таки, малое неразумное дитя!
"What have I done now?"
I asked, in sore perplexity.
- Что я такого сделал? - спросил я, оторопев.
"Some day you shall know, John Carter, if we live; but I may not tell you.
- Когда-нибудь вы узнаете, Джон Картер, если только мы останемся в живых.
Но я вам не скажу.
And I, the daughter of Mors Kajak, son of Tardos Mors, have listened without anger," she soliloquized in conclusion.
И я, дочь Морса Каяка, сына Тардос Морса, слушала вас без гнева, - закончила она.
Then she broke out again into one of her gay, happy, laughing moods; joking with me on my prowess as a Thark warrior as contrasted with my soft heart and natural kindliness.
Затем снова начала шутить и смеяться, подтрунивая над моей доблестью таркианского воина, стоявшей в противоречии с моим добрым сердцем и родным добродушием.
"I presume that should you accidentally wound an enemy you would take him home and nurse him back to health," she laughed.
- Мне кажется, - сказала она со смехом, - что если вам придется случайно ранить врага, вы возьмете его к себе и будете ходить за ним, пока он не выздоровеет.
"That is precisely what we do on Earth," I answered.
- На Земле мы именно так и поступаем, - ответил я.
"At least among civilized men."
- По крайней мере, среди цивилизованных людей.
This made her laugh again.
Это заставило ее снова рассмеяться.
She could not understand it, for, with all her tenderness and womanly sweetness, she was still a Martian, and to a Martian the only good enemy is a dead enemy; for every dead foeman means so much more to divide between those who live.
Она не могла этого понять, так как при всей своей нежности и женственности, она была все-таки марсианкой, а марсианин всегда стремится к смерти врага.
Ибо смерть врага означает дележ его имущества между живыми.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 5 из 5 1