5#

Друг — Телемак. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Друг — Телемак". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 660 книг и 1899 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

Последние добавленные на изучение слова (изучено 0 для этой книги)

страница 1 из 9  ←предыдущая следующая→ ...

Returning from a hunting trip, I waited at the little town of Los Pinos, in New Mexico, for the south-bound train, which was one hour late.
Вернувшись с охоты, я поджидал в маленьком городке Лос-Пиньос, в Нью-Мексико, поезд, идущий на юг.
Поезд запаздывал на час.
I sat on the porch of the Summit House and discussed the functions of life with Telemachus Hicks, the hotel proprietor.
Я сидел на крыльце ресторанчика
«Вершина» и беседовал о смысле жизни с Телемаком Хиксом, его владельцем.
Perceiving that personalities were not out of order, I asked him what species of beast had long ago twisted and mutilated his left ear.
Заметив, что вопросы личного характера не исключаются, я спросил его, какое, животное, очевидно давным-давно, скрутило и обезобразило его левое ухо.
Being a hunter, I was concerned in the evils that may befall one in the pursuit of game.
Как охотника меня интересовали злоключения, которые могут постигнуть человека, преследующего дичь.
"That ear," says Hicks, "is the relic of true friendship."
— Это ухо, — сказал Хикс, — реликвия верной дружбы.
"An accident?"
I persisted.
— Несчастный случай? — не унимался я.
"No friendship is an accident," said Telemachus; and I was silent.
— Никакая дружба не может быть несчастным случаем, — сказал Телемак, и я умолк,
"The only perfect case of true friendship I ever knew," went on my host, "was a cordial intent between a Connecticut man and a monkey.
— Я знаю один-единственный случай истинной дружбы, — продолжал мой хозяин, — это случай полюбовного соглашения между человеком из Коннектикута и обезьяной.
The monkey climbed palms in Barranquilla and threw down cocoanuts to the man.
Обезьяна взбиралась на пальмы в Барранквилле и сбрасывала человеку кокосовые орехи.
The man sawed them in two and made dippers, which he sold for two reales each and bought rum.
Человек распиливал их пополам, делал из них чашки, продавал их по два реала за штуку и покупал ром.
The monkey drank the milk of the nuts.
Обезьяна выпивала кокосовое молоко.
Through each being satisfied with his own share of the graft, they lived like brothers.
Поскольку каждый был доволен своей долей в добыче, они жили, как братья.
"But in the case of human beings, friendship is a transitory art, subject to discontinuance without further notice.
Но у человеческих существ дружба — занятие преходящее: побалуются ею и забросят.
"I had a friend once, of the entitlement of Paisley Fish, that I imagined was sealed to me for an endless space of time.
Был у меня как-то друг, по имени Пейсли Фиш, и я воображал, что он привязан ко мне на веки вечные.
Side by side for seven years we had mined, ranched, sold patent churns, herded sheep, took photographs and other things, built wire fences, and picked prunes.
Семь лет мы бок о бок добывали руду, разводили скот, продавали патентованные маслобойки, пасли овец, щелкали фотографии и все, что попадалось под руку, ставили проволочные изгороди и собирали СЛЕИВЫ.
Thinks I, neither homocide nor flattery nor riches nor sophistry nor drink can make trouble between me and Paisley Fish.
И думалось мне что ни человекоубийство, ни лесть, ни богатство, ни пьянство, никакие ухищрения не посеют раздора между мной и Пейсли Фишем.
We was friends an amount you could hardly guess at.
Вы и представить себе не можете, как мы были дружны.
We was friends in business, and we let our amicable qualities lap over and season our hours of recreation and folly.
Мы были друзьями в деле, но наши дружеские чувства не оставляли нас в часы досуга и забав.
We certainly had days of Damon and nights of Pythias.
Поистине у нас были дни Дамона и ночи Пифиаса[1].
"One summer me and Paisley gallops down into these San Andres mountains for the purpose of a month's surcease and levity, dressed in the natural store habiliments of man.
Как-то летом мы с Пейсли, нарядившись как полагается, скачем в эти самые горы Сан-Андрес, чтобы на месяц окунуться в безделье и легкомыслие.
скачать в HTML/PDF
share

←предыдущая следующая→ ...