5#

Крошка Доррит. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Крошка Доррит". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 795 книг и 2391 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 1 из 984  ←предыдущая следующая→ ...

BOOK THE FIRST: POVERTY
КНИГА ПЕРВАЯ
БЕДНОСТЬ
CHAPTER 1.
ГЛАВА I
Sun and Shadow
Солнце и тень
Thirty years ago, Marseilles lay burning in the sun, one day.
Однажды, лет тридцать тому назад, Марсель дремал под жгучими лучами солнца.
A blazing sun upon a fierce August day was no greater rarity in southern France then, than at any other time, before or since.
Жгучее солнце в жаркий августовский день было в те времена в южной Франции явлением столь же обыкновенным, как раньше или позднее.
Everything in Marseilles, and about Marseilles, had stared at the fervid sky, and been stared at in return, until a staring habit had become universal there.
Всё в Марселе и вокруг этого города блестело под раскаленным ярким небом.
Strangers were stared out of countenance by staring white houses, staring white walls, staring white streets, staring tracts of arid road, staring hills from which verdure was burnt away.
Путешественник доходил до одурения при виде блестевших белых домов, блестевших белых стен, блестевших белых улиц, блестевших колей дороги, блестевших холмов с выжженной травой.
The only things to be seen not fixedly staring and glaring were the vines drooping under their load of grapes.
Не блестели и не сверкали только виноградные лозы, сгибавшиеся под тяжестью гроздьев.
These did occasionally wink a little, as the hot air barely moved their faint leaves.
Они трепетали, когда раскаленный воздух шевелил их поникшие листья.
There was no wind to make a ripple on the foul water within the harbour, or on the beautiful sea without.
Ветерок не рябил мутной воды гавани и прекрасного моря, расстилавшегося за нею.
The line of demarcation between the two colours, black and blue, showed the point which the pure sea would not pass; but it lay as quiet as the abominable pool, with which it never mixed.
Линия, разделявшая два цвета, черный и голубой, указывала границу, за которую не переступало чистое море; оно покоилось так же неподвижно, как и отвратительная лужа гавани, никогда не смешиваясь с последней.
Boats without awnings were too hot to touch; ships blistered at their moorings; the stones of the quays had not cooled, night or day, for months.
Лодки без тентов обжигали руку; краска на кораблях, стоявших в гавани, вздувалась пузырями; раскаленные камни мостовой в течение многих месяцев не охлаждались даже ночью.
Hindoos, Russians, Chinese, Spaniards, Portuguese, Englishmen, Frenchmen, Genoese, Neapolitans, Venetians, Greeks, Turks, descendants from all the builders of Babel, come to trade at Marseilles, sought the shade alike—taking refuge in any hiding-place from a sea too intensely blue to be looked at, and a sky of purple, set with one great flaming jewel of fire.
Индусы, русские, китайцы, испанцы, португальцы, англичане, французы, генуэзцы, неаполитанцы, венецианцы, греки, турки, потомки всех племен — строителей Вавилонской башни, явившиеся в Марсель по торговым делам, искали тени, старались укрыться куда-нибудь от голубого моря, резавшего глаза ослепительным блеском, и багряного неба, в котором сверкал огромный огненный алмаз.
The universal stare made the eyes ache.
Глаза болели от нестерпимого блеска.
Towards the distant line of Italian coast, indeed, it was a little relieved by light clouds of mist, slowly rising from the evaporation of the sea, but it softened nowhere else.
Только обращаясь к далекому итальянскому берегу, они отдыхали на легком тумане, медленно поднимавшемся с моря; но больше им негде было отдохнуть.
Far away the staring roads, deep in dust, stared from the hill-side, stared from the hollow, stared from the interminable plain.
Пыльные дороги, убегая вдаль, блестели на склонах холмов, блестели в лощинах, блестели на бесконечной равнине.
Far away the dusty vines overhanging wayside cottages, and the monotonous wayside avenues of parched trees without shade, drooped beneath the stare of earth and sky.
Пыльные виноградные лозы, обвивавшие стены домиков, и чахлые деревья вдоль дороги изнемогали в блеске земли и неба.
скачать в HTML/PDF
share

←предыдущая следующая→ ...