5#

Мартин Иден. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Мартин Иден". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 633 книги и 1879 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 327 из 408  ←предыдущая следующая→ ...

No sooner can a slave society be organized than deterioration sets in.
Стоит создать общество рабов, и оно начинает вырождаться.
It is easy for you to talk of annulling the law of development, but where is the new law of development that will maintain your strength?
Легко вам на словах опровергать всеобщий закон развития, ну, а где он, новый закон развития, который послужит вам опорой?
Formulate it.
Сформулируйте его.
Is it already formulated?
Он уже сформулирован?
Then state it."
Тогда объявите его во всеуслышание.
Martin took his seat amidst an uproar of voices.
Под взрыв криков Мартин прошел к своему месту.
A score of men were on their feet clamoring for recognition from the chair.
Человек двадцать вскочили на ноги и требовали, чтобы председатель предоставил им слово.
And one by one, encouraged by vociferous applause, speaking with fire and enthusiasm and excited gestures, they replied to the attack.
Один за другим, поддерживаемые, одобрительными возгласами, они горячо, увлеченно, в азарте размахивая руками, отбивали нападение.
It was a wild night-but it was wild intellectually, a battle of ideas.
Буйный был вечер, но то было интеллектуальное буйство-битва идей.
Some strayed from the point, but most of the speakers replied directly to Martin.
Кое-кто отклонялся в сторону, но большинство ораторов прямо отвечали Мартину.
They shook him with lines of thought that were new to him; and gave him insights, not into new biological laws, but into new applications of the old laws.
Они ошеломляли его новым для него ходом мысли, и ему открывались, не новые законы биологии, а новое толкование старых законов.
They were too earnest to be always polite, and more than once the chairman rapped and pounded for order.
Спор слишком задевал их за живое, чтобы постоянно соблюдать вежливость, и председатель не раз яростно стучал, колотил по столу, призывая к порядку.
It chanced that a cub reporter sat in the audience, detailed there on a day dull of news and impressed by the urgent need of journalism for sensation.
Случилось так, что в зале сидел молокосос-репортер, которого отрядили туда в день, небогатый событиями, и он исступленно жаждал сенсации.
He was not a bright cub reporter.
Журналист он был самый заурядный.
He was merely facile and glib.
Этакое легкомысленное и бойкое перо.
He was too dense to follow the discussion.
Уследить за спором он по невежеству не мог.
In fact, he had a comfortable feeling that he was vastly superior to these wordy maniacs of the working class.
И сидел с приятным чувством своего неизмеримого превосходства над этими одержимыми болтунами из рабочего класса.
Also, he had a great respect for those who sat in the high places and dictated the policies of nations and newspapers.
Вдобавок он питал величайшее уважение ко всем, кто занимает высокие посты и определяет политику государств и газет.
Further, he had an ideal, namely, of achieving that excellence of the perfect reporter who is able to make something-even a great deal-out of nothing.
А еще у него была мечта – достичь того свойственного идеальному репортеру совершенства, при котором из ничего можно сделать нечто, и даже весьма шумное нечто.
He did not know what all the talk was about.
О чем тут спорили, он так и не понял.
It was not necessary.
Да и на что ему было понимать.
Words like revolution gave him his cue.
В таких словах, как «революция», он обрел ключ.
Like a paleontologist, able to reconstruct an entire skeleton from one fossil bone, he was able to reconstruct a whole speech from the one word revolution .
Как палеонтолог способен воссоздать весь скелет по одной выкопанной кости, так и он готов был воссоздать всю речь по одному слову «революция».
He did it that night, and he did it well; and since Martin had made the biggest stir, he put it all into his mouth and made him the arch-anarch of the show, transforming his reactionary individualism into the most lurid, red-shirt socialist utterance.
Он сделал это той же ночью, и сделал недурно; а поскольку больше, всего шуму поднялось от выступления Мартина, молокосос-репортер всю сочиненную им речь приписал ему, сделал его главным заправилой всего действа, преобразив его реакционный индивидуализм в самую что ни на есть зажигательную речь социалиста, «красного».
скачать в HTML/PDF
share
основано на 2 оценках: 2 из 5 1