StudyEnglishWords

4#

Машина пространства. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Машина пространства". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 387 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 109 из 329  ←предыдущая следующая→ ...

With this in mind, then, let me say that the, average adult Martian male could be roughly described thus:
Если не забывать об этом, то, по моим наблюдениям, среднего марсианина, взрослого, мужского пола, можно приблизительно описать так.
He would be of the order of some six feet six inches tall, with black or brown head-hair. (We saw no red-heads, and no blonds.) He would weigh, if he were to step on scales an Earth, some two hundred pounds.
По земным меркам в нем оказалось бы росту примерно шесть с половиной футов.
Брюнет или темный шатен (мы ни разу не видели ни рыжих, ни блондинов).
Если взвесить его на земных весах, они показали бы, вероятно, фунтов двести.
His chest would be broad, arid apparently well-muscled.
Грудь широкая, с хорошо развитой мускулатурой.
He would have facial hair, with thin eyebrows and wispy beard; some of the males we saw were clean-shaven, but this was uncommon.
На лице есть растительность – тонкие брови и жидкая борода; некоторые мужчины гладко выбриты, но это скорее исключение, чем правило.
His eyes would be large, uncannily pale in coloration, and set wide apart in his face.
Глаза большие, широко расставленные, необычайно бледные по окраске.
His nose would be flat and broad, and his mouth would be generously fleshed.
Нос широкий и плоский, губы выпуклые, мясистые.
At first sight the Martian face is a disturbing one for it seems brutal and devoid of emotion; as we later mingled with these people, however, both Amelia and I were able to detect facial nuances, even though we were never sure how to interpret them.
В общем на первый взгляд марсианские лица кажутся неприятными, жестокими, начисто лишенными эмоции.
Позже, когда я и Амелия пожили с марсианами достаточно долго, мы оба научились различать оттенки выражений, хотя так и не сумели избавиться от сомнений, правильно ли мы их истолковываем.
(My description here is of a city-Martian.
(Описание, приведенное выше, относится только к жителям городов.
The slave people were of the same racial stock, but due to the privations they suffered, most of the slaves we saw were comparatively thin and puny.)
The Martian female—for women there were in that room, and children too—is, like her Earthly counterpart, slightly the physical inferior of the male.
Рабы принадлежат, в сущности, к той же расе, но вследствие бесконечных лишений почти все, кого мы видели, вырастают худыми и тщедушными.) Марсианки – а в комнате, куда мы попали, были и женщины и дети, – подобно своим земным сестрам, физически несколько уступают мужчинам.
Even so, almost every Martian female we saw was taller than Amelia, who is, as has already been said, taller than the average Earth woman.
Вместе с тем почти все марсианки, каких мы встречали, оказывались заметно выше Амелии, хотя она, как я уже говорил, гораздо выше средней земной женщины.
There is no woman on Mars who could ever be considered to be a beauty by Earth standards, nor, I suspect, would that concept have any meaning on Mars.
Зато на всем Марсе не сыщется особы женского пола, которую землянин мог бы счесть красавицей, и я подозреваю, что понятие женской красоты на Марсе попросту лишено смысла.
At no time did we ever sense that Martian females were appreciated for their physical charms, and indeed we often had reason to believe that, as with some animals on Earth, the rôles on Mars were reversed in this respect.
Мы ни разу даже не почувствовали, что женщин на Марсе ценят за их физическую привлекательность; напротив, события нередко подталкивали нас к выводу, что у марсиан, подобно иным представителям животного царства, роли полов в этом отношении распределены прямо противоположным образом.
The children we saw were, almost without exception, charming to us in the way any youngster has charm.
Дети же, почти без исключения, были очаровательны, как очаровательны все малыши.
Their faces were round and eager, not yet rendered unpleasant by the broadness and flatness so evident in the adults.
Их лица, округлые и живые, еще не расплылись в ширину и не приобрели приплюснутости, столь неприятной у взрослых.
скачать в HTML/PDF
share