4#

Портрет Дориана Грея. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Портрет Дориана Грея". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 732 книги и 2104 познавательных видеоролика в бесплатном доступе.

страница 166 из 222  ←предыдущая следующая→ ...

He was an excellent musician, however, as well, and played both the violin and the piano better than most amateurs.
Впрочем, химия не мешала Алану быть превосходным музыкантом.
Он играл на скрипке и на рояле лучше, чем большинство дилетантов.
In fact, it was music that had first brought him and Dorian Gray together—music and that indefinable attraction that Dorian seemed to be able to exercise whenever he wished, and indeed exercised often without being conscious of it.
Музыка-то и сблизила его с Дорианом Греем, музыка и то неизъяснимое обаяние, которое Дориан умел пускать в ход, когда хотел, а часто даже бессознательно.
They had met at Lady Berkshire's the night that Rubinstein played there, and after that used to be always seen together at the Opera, and wherever good music was going on.
Они впервые встретились у леди Беркшир однажды вечером, когда там играл Рубинштейн, и потом постоянно бывали вместе в опере и повсюду, где можно было услышать хорошую музыку.
For eighteen months their intimacy lasted.
Полтора года длилась эта дружба.
Campbell was always either at Selby Royal or in Grosvenor Square.
Кэмпбела постоянно можно было встретить то в Селби, то в доме на Гровенорсквер.
To him, as to many others, Dorian Gray was the type of everything that is wonderful and fascinating in life.
Он, как и многие другие, видел в Дориане Грее воплощение всего прекрасного и замечательного в жизни.
Whether or not a quarrel had taken place between them no one ever knew.
О какой-либо ссоре между Дорианом и Аланом не слыхал никто.
But suddenly people remarked that they scarcely spoke when they met, and that Campbell seemed always to go away early from any party at which Dorian Gray was present.
Но вдруг люди стали замечать, что они при встречах почти не разговаривают друг с другом и Кэмпбел всегда уезжает раньше времени с вечеров, на которых появляется Дориан Грей.
He had changed, too—was strangely melancholy at times, appeared almost to dislike hearing music, and would never himself play, giving as his excuse, when he was called upon, that he was so absorbed in science that he had no time left in which to practise.
Потом Алан сильно переменился, по временам впадал в странную меланхолию и, казалось, разлюбил музыку: на концерты не ходил и сам никогда не соглашался играть, оправдываясь тем, что научная работа не оставляет ему времени для занятий музыкой.
And this was certainly true.
Every day he seemed to become more interested in biology, and his name appeared once or twice in some of the scientific reviews, in connection with certain curious experiments.
Этому легко было поверить: Алан с каждым днем все больше увлекался биологией, и его фамилия уже несколько раз упоминалась в научных журналах в связи с его интересными опытами.
This was the man Dorian Gray was waiting for.
Every second he kept glancing at the clock.
Этого-то человека и ожидал Дориан Грей, каждую секунду поглядывая на часы.
As the minutes went by he became horribly agitated.
Время шло, и он все сильнее волновался.
At last he got up, and began to pace up and down the room, looking like a beautiful caged thing.
Наконец встал и начал ходить по комнате, напоминая красивого зверя, который мечется в клетке.
He took long stealthy strides.
Он ходил большими бесшумными шагами.
His hands were curiously cold.
Руки его были холодны, как лед.
The suspense became unbearable.
Ожидание становилось невыносимым.
Time seemed to him to be crawling with feet of lead, while he by monstrous winds was being swept towards the jagged edge of some black cleft of precipice.
Время не шло, а ползло, как будто у него были свинцовые ноги, а Дориан чувствовал себя, как человек, которого бешеный вихрь мчит на край черной бездны.
He knew what was waiting for him there; saw it indeed, and, shuddering, crushed with dank hands his burning lids as though he would have robbed the very brain of sight, and driven the eyeballs back into their cave.
Он знал, что его там ждет, он это ясно видел и, содрогаясь, зажимал холодными и влажными руками пылающие веки, словно хотел вдавить глаза в череп и лишить зрения даже и мозг.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 12 оценках: 4 из 5 1