6#

Поющие в терновнике. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Поющие в терновнике". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 564 книги и 1815 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 22 из 643  ←предыдущая следующая→ ...

At the beginning of each day he willed himself not to die, and at the end of each day he laughed in triumph to find himself still alive.
Каждый свой день он начинал с того, что приказывал себе не умирать — и кончал торжествующим смехом оттого, что все еще жив.
In 1810 he was sent to Van Diemen’s Land, put in a chain gang and set to hew a road through the iron-hard sandstone country behind Hobart.
В 1810 году его с партией кандальников отправили на Ван-Дименову Землю пробивать дорогу в твердом, как железо, песчанике в пустыне за Хобартом.
At first opportunity he had used his pick to hack a hole in the chest of the trooper commanding the expedition; he and ten other convicts massacred five more troopers by shaving the flesh from their bones an inch at a time until they died screaming in agony.
Улучив минуту, Родерик своей киркой пробил дыру в груди начальника конвоя; он и еще десять каторжников разделались с пятью остальными конвоирами, медленно, по ломтику срезая у них мясо с костей — все пятеро изошли криком и умерли в страшных мучениях.
For they and their guards were beasts, elemental creatures whose emotions had atrophied to the subhuman.
Ведь и ссыльные, и их стражи были уже не люди, а сущее зверье, дикари, в чьих чувствах не осталось ничего человеческого.
Roderick Armstrong could no more have gone off into his escape leaving his tormentors intact or quickly dead than he could have reconciled himself to being a convict.
Родерик Армстронг просто не мог удариться в бега, оставив своих мучителей на свободе или предав скорой смерти, так же как не мог он примириться с участью каторжника.
With the rum and bread and jerky they took from the troopers, the eleven men fought their way through miles of freezing rain forest and came out at the whaling station of Hobart, where they stole a longboat and set off across the Tasman Sea without food, water or sails.
Поддерживая силы ромом, хлебом и вяленым мясом, что нашлось у убитых солдат, одиннадцать беглецов под ледяным дождем одолели долгие мили лесной чащи и вышли к гавани китобоев — Хобарту; здесь они украли баркас и без парусов, без воды и пищи решили пересечь Тасманово море.
When the longboat washed ashore on the wild west coast of New Zealand’s South Island, Roderick Armstrong and two other men were still alive.
Когда баркас вынесло на дикий западный берег Южного острова Новой Зеландии, на борту оставались в живых только Родерик Армстронг и еще двое.
He never spoke of that incredible journey, but it was whispered that the three had survived by killing and eating their weaker companions.
Он никогда не рассказывал об этом невообразимом плаванье, но люди перешептывались, будто эти трое потому и выжили, что убили и съели своих более слабых спутников.
That was just nine years after he had been transported from England.
Было все это ровно через девять лет после высылки Родерика Армстронга из Англии.
He was yet a young man, but he looked sixty.
Он был еще молод, но выглядел на все шестьдесят.
By the time the first officially sanctioned settlers arrived in New Zealand in 1840, he had hewn lands for himself in the rich Canterbury district of the South Island, “married” a Maori woman and sired a brood of thirteen handsome half-Polynesian children.
К 1840 году, когда в Новой Зеландии появились первые поселенцы, чей приезд был официально разрешен, Армстронг уже отхватил отличные земли в округе Кентербери на Южном острове, взял себе «жену» из племени маори и стал отцом тринадцати красавцев отпрысков, наполовину полинезийцев.
And by 1860 the Armstrongs were colonial aristocrats, sent their male offspring to exclusive schools back in England, and amply proved by their cunning and acquisitiveness that they were indeed true descendants of a remarkable, formidable man.
А к 1860 году Армстронги уже принадлежали к новозеландской аристократии, сыновей отправляли в Англию в самые привилегированные учебные заведения и хитроумием и стяжательством пренаглядно подтвердили, что они и впрямь потомки личности незаурядной и опасной.
Roderick’s grandson James had fathered Fiona in 1880, the only daughter among a total of fifteen children.
Внук Родерика Джеймс в 1880 году стал отцом Фионы — единственной дочери среди его пятнадцати детей.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 5 оценках: 4 из 5 1