5#

Сага о Форсайтах. I Собственник. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Сага о Форсайтах. I Собственник". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 591 книга и 1839 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 16 из 320  ←предыдущая следующая→ ...

"There's very little to be had out of that," he said; "regular country little place, old as the hills...."
- Ничего особенного там нет, - сказал он, - настоящий деревенский уголок, старый, как мир.
Its age was felt to be a comfort.
Почтенный возраст этого местечка подействовал на всех успокоительно.
Old Jolyon, in whom a desperate honesty welled up at times, would allude to his ancestors as:
Старый Джолион, которого иногда обуревала безудержная честность, отзывался о своих предках так:
"Yeomen—I suppose very small beer."
"Иомены - мелкота, должно быть".
Yet he would repeat the word 'yeomen' as if it afforded him consolation.
И все же он повторял слово "иомены", как будто находил в нем утешение.
They had all done so well for themselves, these Forsytes, that they were all what is called 'of a certain position.'
Форсайты так хорошо повели свои дела, что стали, как говорится, "людьми с положением".
They had shares in all sorts of things, not as yet—with the exception of Timothy—in consols, for they had no dread in life like that of 3 per cent. for their money.
Они вкладывали капиталы во всевозможные бумаги, за исключением консолей - не в пример Тимоти, - потому что больше всего на свете их пугали три процента.
They collected pictures, too, and were supporters of such charitable institutions as might be beneficial to their sick domestics.
Кроме того, они коллекционировали картины и состояли в тех благотворительных обществах, которые могли оказаться полезными для их заболевшей прислуги.
From their father, the builder, they inherited a talent for bricks and mortar.
От отца-строителя Форсайты унаследовали таланты по части кирпича и известки.
Originally, perhaps, members of some primitive sect, they were now in the natural course of things members of the Church of England, and caused their wives and children to attend with some regularity the more fashionable churches of the Metropolis.
Предки их были, вероятно, членами какой-нибудь примитивной секты, а теперешние Форсайты, разумеется, росли в лоне англиканской церкви и следили за тем, чтобы их жены и дети аккуратно посещали самые фешенебельные храмы столицы.
To have doubted their Christianity would have caused them both pain and surprise.
Малейшее сомнение в искренности их верований повергло бы Форсайтов в горестное изумление.
Some of them paid for pews, thus expressing in the most practical form their sympathy with the teachings of Christ.
Некоторые из них платили за постоянные места в церкви, весьма практически выражая этим свое сочувствие учению Христа.
Their residences, placed at stated intervals round the park, watched like sentinels, lest the fair heart of this London, where their desires were fixed, should slip from their clutches, and leave them lower in their own estimations.
Их жилища, расположенные вокруг Хайд-парка, на определенном расстоянии друг от друга, следили, как стражи, за тем, чтобы прекрасное сердце Лондона - средоточие форсайтских помыслов - не ускользнуло из их цепких объятий, что уронило бы Форсайтов в их же собственных глазах.
There was old Jolyon in Stanhope Place; the Jameses in Park Lane; Swithin in the lonely glory of orange and blue chambers in Hyde Park Mansions—he had never married, not he—the Soamses in their nest off Knightsbridge; the Rogers in Prince's Gardens (Roger was that remarkable Forsyte who had conceived and carried out the notion of bringing up his four sons to a new profession.
Старый Джолион жил на Стэнхоп-Плейс; Джемс с семьей - на Парк-Лейн, Суизин - в безлюдном великолепии своих оранжево-синих апартаментов около Хайд-парка (он не женат, нет, благодарю покорно!); Сомс с женой - в своем гнездышке недалеко от Найтсбриджа; Роджер - в Принсез-Гарденс (Роджер был тот самый знаменитый Форсайт, который задумал дать новую профессию своим четырем сыновьям и привел эту мысль в исполнение.
"Collect house property, nothing like it," he would say;
"Самое лучшее дело - доходные дома! - говорил он.
"I never did anything else").
- Я только этим и занимаюсь! ").
The Haymans again—Mrs. Hayman was the one married Forsyte sister—in a house high up on Campden Hill, shaped like a giraffe, and so tall that it gave the observer a crick in the neck; the Nicholases in Ladbroke Grove, a spacious abode and a great bargain; and last, but not least, Timothy's on the Bayswater Road, where Ann, and Juley, and Hester, lived under his protection.
Затем Хаймены (миссис Хэймен была единственная замужняя сестра Форсайтов) - на вершине Кэмпден-Хилла, в доме, похожем на жирафа, таком высоком, что, глядя на него, можно было свернуть себе шею; Николае с семьей - на Лэдброк-Гров, в просторном особняке, купленном по чрезвычайно сходной цене; и, наконец, Тимоти - на Бэйсуотер-Род, вместе с Энн, Джули и Эстер, жившими под его защитой.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1