5#

Три мушкетера. Часть первая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Три мушкетера. Часть первая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 760 книг и 2198 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 139 из 328  ←предыдущая следующая→ ...

At bottom the character of M.
Bonacieux was one of profound selfishness mixed with sordid avarice, the whole seasoned with extreme cowardice.
Основой характера г-на Бонасье был глубочайший эгоизм в соединении с отчаянной скупостью, приправленной величайшей трусостью.
The love with which his young wife had inspired him was a secondary sentiment, and was not strong enough to contend with the primitive feelings we have just enumerated.
Любовь, испытываемая км к молодой жене, была чувством второстепенным и не могла бороться с врожденными свойствами, только что перечисленными нами.
Bonacieux indeed reflected on what had just been said to him.
Бонасье серьезно обдумал то, что ему сказали.
"But, Monsieur Commissary," said he, calmly, "believe that I know and appreciate, more than anybody, the merit of the incomparable eminence by whom we have the honor to be governed."
— Но, господин комиссар, — заговорил он с полным хладнокровием, — поверьте, что я более чем кто-либо знаю и ценю все достоинства его несравненного высокопреосвященства, который оказывает нам честь управлять нами.
"Indeed?" asked the commissary, with an air of doubt.
— Неужели? — недоверчиво спросил комиссар. 
"If that is really so, how came you in the Bastille?"
— Но если это действительно так, то как же вы попали в Бастилию?
"How I came there, or rather why I am there," replied Bonacieux, "that is entirely impossible for me to tell you, because I don't know myself; but to a certainty it is not for having, knowingly at least, disobliged Monsieur the Cardinal."
— Как или, вернее, за что я нахожусь здесь — вот этого я никак не могу сказать вам, ибо мне это и самому неизвестно.
Но уж наверное не за поступки, которые могли бы быть неугодны господину кардиналу.
"You must, nevertheless, have committed a crime, since you are here and are accused of high treason."
— Но вы должны были совершить какое-нибудь преступление, раз вас обвиняют в государственной измене.
"Of high treason!" cried Bonacieux, terrified; "of high treason!
— В государственной измене? — в ужасе вскричал Бонасье. 
— В государственной измене?..
How is it possible for a poor mercer, who detests Huguenots and who abhors Spaniards, to be accused of high treason?
Да как же несчастный галантерейщик, который не терпит гугенотов и ненавидит испанцев, может быть обвинен в государственной измене?
Consider, monsieur, the thing is absolutely impossible."
Вы сами подумайте, господин комиссар!
Ведь это же совершенно немыслимо!
"Monsieur Bonacieux," said the commissary, looking at the accused as if his little eyes had the faculty of reading to the very depths of hearts, "you have a wife?"
— Господин Бонасье… — произнес комиссар, глядя на обвиняемого так, словно его маленькие глазки обладали способностью читать в глубине сердец. 
— Господин Бонасье, у вас есть жена?
"Yes, monsieur," replied the mercer, in a tremble, feeling that it was at this point affairs were likely to become perplexing; "that is to say, I HAD one."
— Да, сударь, — с дрожью ответил галантерейщик, чувствуя, что вот именно сейчас начнутся осложнения. 
— У меня… у меня была жена.
"What, you 'had one'?
— Как это — была?
What have you done with her, then, if you have her no longer?"
Куда же вы ее дели, если она у вас была?
"They have abducted her, monsieur."
— Ее похитили у меня, сударь.
"They have abducted her?
— Похитили? — переспросил комиссар. 
Ah!"
— Вот как!
Bonacieux inferred from this
"Ah" that the affair grew more and more intricate.
Бонасье по этому «вот как!» понял, что дело его все больше запутывается.
"They have abducted her," added the commissary; "and do you know the man who has committed this deed?"
— Итак, ее похитили, — продолжал комиссар. 
— Ну, а знаете ли вы, кто именно ее похитил?
"I think I know him."
— Мне кажется, что знаю.
"Who is he?"
— Кто же это?
"Remember that I affirm nothing, Monsieur the Commissary, and that I only suspect."
— Заметьте, господин комиссар, что я ничего не утверждаю.
"Whom do you suspect?
Я только подозреваю.
Come, answer freely."
— Кого же вы подозреваете?
Ну, отвечайте откровенно.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 4 оценках: 3 из 5 1