5#

Три мушкетера. Часть первая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Три мушкетера. Часть первая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2646 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 160 из 328  ←предыдущая следующая→ ...

The expression was imprudent; but M. de Treville launched it with knowledge of his cause.
Слова были неосторожны.
Но Тревиль бросил их, зная им цену.
He was desirous of an explosion, because in that case the mine throws forth fire, and fire enlightens.
Он хотел вызвать взрыв, а взрыв сопровождается пламенем, которое освещает все кругом.
"Police affairs!" cried the king, taking up Treville's words, "police affairs!
— Полицейские истории! — вскричал король, ухватившись за слова де Тревиля. 
— Полицейские истории!
And what do you know about them, Monsieur?
Какое понятие вы имеете обо всем этом, сударь?
Meddle with your Musketeers, and do not annoy me in this way.
Займитесь вашими мушкетерами и не сбивайте меня с толку!
It appears, according to your account, that if by mischance a Musketeer is arrested, France is in danger.
Послушать вас, так можно подумать, что стоит арестовать мушкетера — и Франция уже в опасности.
What a noise about a Musketeer!
Сколько шуму из-за какого-то мушкетера!
I would arrest ten of them, VENTREBLEU, a hundred, even, all the company, and I would not allow a whisper."
Я. прикажу арестовать их целый десяток, черт возьми!
Сотню!
Всю роту!
И никому не позволю пикнуть!
"From the moment they are suspected by your Majesty," said Treville, "the Musketeers are guilty; therefore, you see me prepared to surrender my sword—for after having accused my soldiers, there can be no doubt that Monsieur the Cardinal will end by accusing me.
— Если мушкетеры подозрительны вашему величеству, значит, они виновны, — сказал де Тревиль. 
— Поэтому я готов, ваше величество, отдать вам мою шпагу.
Ибо, обвинив моих солдат, господин кардинал, не сомневаюсь, в конце концов возведет обвинение и против меня.
It is best to constitute myself at once a prisoner with Athos, who is already arrested, and with d'Artagnan, who most probably will be."
Поэтому лучше будет, если я признаю себя арестованным вместе с господином Атосом, с которым это уже произошло, и с господином д'Артаньяном, с которым это, вероятно, в ближайшем будущем произойдет.
"Gascon-headed man, will you have done?" said the king.
— Гасконский упрямец, замолчите вы наконец! — сказал король.
"Sire," replied Treville, without lowering his voice in the least, "either order my Musketeer to be restored to me, or let him be tried."
— Ваше величество, — ответил де Тревиль, ничуть не понижая голоса, — пусть вернут мне моего мушкетера или пусть его судят.
"He shall be tried," said the cardinal.
— Его будут судить, — сказал кардинал.
"Well, so much the better; for in that case I shall demand of his Majesty permission to plead for him."
— Если так — тем лучше.
Прошу, в таком случае, у вашего величества разрешения защищать его.
The king feared an outbreak.
Король побоялся вспышки.
"If his Eminence," said he, "did not have personal motives—"
— Если бы у его высокопреосвященства, — сказал он, — не было причин личного свойства…
The cardinal saw what the king was about to say and interrupted him:
Кардинал понял, к чему клонит король, и предупредил его.
"Pardon me," said he; "but the instant your Majesty considers me a prejudiced judge, I withdraw."
— Прошу прощения, — проговорил он, — но, если ваше величество считает меня пристрастным, я отказываюсь от участия в суде.
"Come," said the king, "will you swear, by my father, that Athos was at your residence during the event and that he took no part in it?"
— Вот что, — сказал король, — поклянитесь именем моего отца, что Атос находился у вас, когда происходили эти события, и не принимал в них участия.
"By your glorious father, and by yourself, whom I love and venerate above all the world, I swear it."
— Клянусь вашим славным отцом и вами, которого я люблю и почитаю превыше всего на свете!
"Be so kind as to reflect, sire," said the cardinal.
— Подумайте, ваше величество, — произнес кардинал. 
"If we release the prisoner thus, we shall never know the truth."
— Если мы освободим заключенного, то уж никогда не узнаем истины.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 5 оценках: 4 из 5 1