StudyEnglishWords

5#

Три мушкетера. Часть первая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Три мушкетера. Часть первая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 387 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 214 из 328  ←предыдущая следующая→ ...

"That such is my pleasure, and that I answer for my will to no man."
— Ответите, что таково было мое желание и что я никому не обязан отчетом в моих действиях.
"Will that be the answer," replied the secretary, smiling, "which he must transmit to his Majesty if, by chance, his Majesty should have the curiosity to know why no vessel is to leave any of the ports of Great Britain?"
— Должен ли лорд-канцлер такой ответ передать и его величеству, если бы его величество случайно пожелали узнать, почему ни один корабль не может отныне покинуть портов Великобритании? — с улыбкой спросил секретарь.
"You are right, Mr. Jackson," replied Buckingham.
— Вы правы, сударь, — ответил Бекингэм. 
"He will say, in that case, to the king that I am determined on war, and that this measure is my first act of hostility against France."
— Пусть лорд-канцлер тогда скажет королю, что я решил объявить войну, и эта мера — мое первое враждебное действие против Франции.
The secretary bowed and retired.
Секретарь поклонился и вышел.
"We are safe on that side," said Buckingham, turning toward d'Artagnan.
— С этой стороны мы можем быть спокойны, — произнес герцог, поворачиваясь к д'Артаньяну. 
"If the studs are not yet gone to Paris, they will not arrive till after you."
— Если подвески еще не переправлены во Францию, они попадут туда только после вашего возвращения.
"How so?"
— Как так?
"I have just placed an embargo on all vessels at present in his Majesty's ports, and without particular permission, not one dare lift an anchor."
— Я только что наложил запрет на выход в море любого судна, находящегося сейчас в портах его величества, и без особого разрешения ни одно из них не посмеет сняться с якоря.
D'Artagnan looked with stupefaction at a man who thus employed the unlimited power with which he was clothed by the confidence of a king in the prosecution of his intrigues.
Д'Артаньян с изумлением поглядел на этого человека, который неограниченную власть, дарованную ему королевским доверием, заставлял служить своей любви.
Buckingham saw by the expression of the young man's face what was passing in his mind, and he smiled.
Герцог по выражению лица молодого гасконца понял, что происходит у него в душе, и улыбнулся.
"Yes," said he, "yes, Anne of Austria is my true queen.
— Да, — сказал он, — правда!
Анна Австрийская — моя настоящая королева!
Upon a word from her, I would betray my country, I would betray my king, I would betray my God.
Одно ее слово — и я готов изменить моей стране, изменить моему королю, изменить богу!
She asked me not to send the Protestants of La Rochelle the assistance I promised them; I have not done so.
Она попросила меня не оказывать протестантам в Ла-Рошели поддержки, которую я обещал им, — я подчинился.
I broke my word, it is true; but what signifies that?
Я не сдержал данного им слова, но не все ли равно — я исполнил ее желание.
I obeyed my love; and have I not been richly paid for that obedience?
И вот посудите сами: разве я не был с лихвой вознагражден за мою покорность?
It was to that obedience I owe her portrait."
Ведь за эту покорность я владею ее портретом!
D'Artagnan was amazed to note by what fragile and unknown threads the destinies of nations and the lives of men are suspended.
Д'Артаньян удивился: на каких неуловимых и тончайших нитях висят подчас судьбы народа и жизнь множества людей!
He was lost in these reflections when the goldsmith entered.
Он весь еще был поглощен своими мыслями, когда появился ювелир.
He was an Irishman—one of the most skillful of his craft, and who himself confessed that he gained a hundred thousand livres a year by the Duke of Buckingham.
Это был ирландец, искуснейший мастер своего дела, который сам признавался, что зарабатывал по сто тысяч фунтов в год на заказах герцога Бекингэма.
"Mr. O'Reilly," said the duke, leading him into the chapel, "look at these diamond studs, and tell me what they are worth apiece."
— Господин О'Рейли, — сказал герцог, вводя его в часовню, — взгляните на эти алмазные подвески и скажите мне, сколько стоит каждый из них.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 4 оценках: 3 из 5 1