StudyEnglishWords

5#

Три мушкетера. Часть первая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Три мушкетера. Часть первая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 387 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 34 из 328  ←предыдущая следующая→ ...

The door had remained open, so strong was the excitement produced by the arrival of Athos, whose wound, though kept as a secret, was known to all.
Дверь оставалась полуоткрытой.
Появление Атоса, о ране которого, несмотря на тайну, окружавшую все это дело, большинству было известно, поразило всех.
A burst of satisfaction hailed the last words of the captain; and two or three heads, carried away by the enthusiasm of the moment, appeared through the openings of the tapestry.
Последние слова капитана были встречены гулом удовлетворения, и две или три головы в порыве восторга просунулись между портьерами.
M. de Treville was about to reprehend this breach of the rules of etiquette, when he felt the hand of Athos, who had rallied all his energies to contend against pain, at length overcome by it, fell upon the floor as if he were dead.
Де Тревиль, надо полагать, не преминул бы резким замечанием покарать нарушителей этикета, но вдруг почувствовал, как рука Атоса судорожно дернулась в его руке, и, переведя взгляд на мушкетера, увидел, что тот теряет сознание.
В то же мгновение Атос, собравший все силы, чтобы преодолеть боль, и все же сраженный ею, рухнул на пол как мертвый.
"A surgeon!" cried M. de Treville, "mine!
— Лекаря! — закричал г-н де Тревиль. 
The king's!
The best!
— Моего или королевского, самого лучшего!
A surgeon!
Or, s'blood, my brave Athos will die!"
Лекаря, или, тысяча чертей, мой храбрый Атос умрет!
At the cries of M. de Treville, the whole assemblage rushed into the cabinet, he not thinking to shut the door against anyone, and all crowded round the wounded man.
На крик де Тревиля все собравшиеся в приемной хлынули к нему в кабинет, дверь которого он забыл закрыть.
Все суетились вокруг раненого.
But all this eager attention might have been useless if the doctor so loudly called for had not chanced to be in the hotel.
Но все старания были бы напрасны, если б лекарь не оказался в самом доме.
He pushed through the crowd, approached Athos, still insensible, and as all this noise and commotion inconvenienced him greatly, he required, as the first and most urgent thing, that the Musketeer should be carried into an adjoining chamber.
Расталкивая толпу, он приблизился к Атосу, который все еще лежал без сознания, и, так как шум и суета мешали ему, он прежде всего потребовал, чтобы больного перенесли в соседнюю комнату.
Immediately M. de Treville opened and pointed the way to Porthos and Aramis, who bore their comrade in their arms.
Г-н де Тревиль поспешно распахнул дверь и сам прошел вперед, указывая путь Портосу и Арамису, которые на руках вынесли своего друга.
Behind this group walked the surgeon; and behind the surgeon the door closed.
За ними следовал лекарь, и за лекарем дверь затворилась.
The cabinet of M. de Treville, generally held so sacred, became in an instant the annex of the antechamber.
И тогда кабинет г-на де Тревиля, всегда вызывавший трепет у входивших, мгновенно превратился в отделение приемной.
Everyone spoke, harangued, and vociferated, swearing, cursing, and consigning the cardinal and his Guards to all the devils.
Все болтали, разглагольствовали, не понижая голоса, сыпали проклятиями и, не боясь сильных выражений, посылали кардинала и его гвардейцев ко всем чертям.
An instant after, Porthos and Aramis re-entered, the surgeon and M. de Treville alone remaining with the wounded.
Немного погодя вернулись Портос и Арамис.
Подле раненого остались только де Тревиль и лекарь.
At length, M. de Treville himself returned.
Наконец возвратился и г-н де Тревиль.
The injured man had recovered his senses.
Раненый, по его словам, пришел в сознание.
The surgeon declared that the situation of the Musketeer had nothing in it to render his friends uneasy, his weakness having been purely and simply caused by loss of blood.
Врач считал, что его положение не должно внушать друзьям никаких опасений, так как слабость вызвана только большой потерей крови.
Then M. de Treville made a sign with his hand, and all retired except d'Artagnan, who did not forget that he had an audience, and with the tenacity of a Gascon remained in his place.
Затем г-н де Тревиль сделал знак рукой, и все удалились, за исключением д'Артаньяна, который, со свойственной гасконцу настойчивостью, остался на месте, не забывая, что ему назначена аудиенция.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 4 оценках: 3 из 5 1