5#

Три мушкетера. Часть первая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Три мушкетера. Часть первая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2260 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 4 из 328  ←предыдущая следующая→ ...

Too big for a youth, too small for a grown man, an experienced eye might have taken him for a farmer's son upon a journey had it not been for the long sword which, dangling from a leather baldric, hit against the calves of its owner as he walked, and against the rough side of his steed when he was on horseback.
Продолговатое смуглое лицо; выдающиеся скулы — признак хитрости; челюстные мышцы чрезмерно развитые — неотъемлемый признак, по которому можно сразу определить гасконца, даже если на нем нет берета, — а молодой человек был в берете, украшенном подобием пера; взгляд открытый и умный; нос крючковатый, но тонко очерченный; рост слишком высокий для юноши и недостаточный для зрелого мужчины.
Неопытный человек мог бы принять его за пустившегося в путь фермерского сына, если бы не длинная шпага на кожаной портупее, бившаяся о ноги своего владельца, когда он шел пешком, и ерошившая гриву его коня, когда он ехал верхом.
For our young man had a steed which was the observed of all observers.
It was a Bearn pony, from twelve to fourteen years old, yellow in his hide, without a hair in his tail, but not without windgalls on his legs, which, though going with his head lower than his knees, rendering a martingale quite unnecessary, contrived nevertheless to perform his eight leagues a day.
Ибо у нашего молодого человека был конь, и даже столь замечательный, что он и впрямь был всеми замечен.
Это был беарнский мерин лет двенадцати, а то и четырнадцати от роду, желтовато-рыжей масти, с облезлым хвостом и опухшими бабками.
Конь этот, хоть и трусил, опустив морду ниже колен, что освобождало всадника от необходимости натягивать мундштук, все же способен был покрыть за день расстояние в восемь лье.
Unfortunately, the qualities of this horse were so well concealed under his strange-colored hide and his unaccountable gait, that at a time when everybody was a connoisseur in horseflesh, the appearance of the aforesaid pony at Meung—which place he had entered about a quarter of an hour before, by the gate of Beaugency—produced an unfavorable feeling, which extended to his rider.
Эти качества коня были, к несчастью, настолько заслонены его нескладным видом и странной окраской, что в те годы, когда все знали толк в лошадях, появление вышеупомянутого беарнского мерина в Менге, куда он вступил с четверть часа назад через ворота Божанси, произвело столь неблагоприятное впечатление, что набросило тень и на самого всадника.
And this feeling had been more painfully perceived by young d'Artagnan—for so was the Don Quixote of this second Rosinante named—from his not being able to conceal from himself the ridiculous appearance that such a steed gave him, good horseman as he was.
Сознание этого тем острее задевало молодого д'Артаньяна (так звали этого нового Дон-Кихота, восседавшего на новом Росинанте), что он не пытался скрыть от себя, насколько он — каким бы хорошим наездником он ни был — должен выглядеть смешным на подобном коне.
He had sighed deeply, therefore, when accepting the gift of the pony from M. d'Artagnan the elder.
Недаром он оказался не в силах подавить тяжелый вздох, принимая этот дар от д'Артаньяна-отца.
He was not ignorant that such a beast was worth at least twenty livres; and the words which had accompanied the present were above all price.
Он знал, что цена такому коню самое большее двадцать ливров.
Зато нельзя отрицать, что бесценны были слова, сопутствовавшие этому дару.
"My son," said the old Gascon gentleman, in that pure Bearn PATOIS of which Henry IV could never rid himself, "this horse was born in the house of your father about thirteen years ago, and has remained in it ever since, which ought to make you love it.
«Сын мой! — произнес гасконский дворянин с тем чистейшим беарнским акцентом, от которого Генрих IV не мог отвыкнуть до конца своих дней. 
— Сын мой, конь этот увидел свет в доме вашего отца лет тринадцать назад и все эти годы служил нам верой и правдой, что должно расположить вас к нему.
Never sell it; allow it to die tranquilly and honorably of old age, and if you make a campaign with it, take as much care of it as you would of an old servant.
Не продавайте его ни при каких обстоятельствах, дайте ему в почете и покое умереть от старости.
И, если вам придется пуститься на нем в поход, щадите его, как щадили бы старого слугу.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 4 оценках: 3 из 5 1