StudyEnglishWords

5#

Три мушкетера. Часть первая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Три мушкетера. Часть первая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 49 из 328  ←предыдущая следующая→ ...

The two young men bowed and separated, Aramis ascending the street which led to the Luxembourg, while d'Artagnan, perceiving the appointed hour was approaching, took the road to the Carmes-Deschaux, saying to himself,
Молодые люди раскланялись, затем Арамис удалился по улице, ведущей к Люксембургскому дворцу, а д'Артаньян, видя, что уже довольно поздно, зашагал в сторону монастыря Дешо.
"Decidedly I can't draw back; but at least, if I am killed, I shall be killed by a Musketeer."
«Ничего не поделаешь, — рассуждал он сам с собой, — поправить ничего нельзя.
Одно утешение: если я буду убит, то буду убит мушкетером».
5 THE KING'S MUSKETEERS AND THE CARDINAL'S GUARDS
V
КОРОЛЕВСКИЕ МУШКЕТЕРЫ И ГВАРДЕЙЦЫ Г-НА КАРДИНАЛА
D'Artagnan was acquainted with nobody in Paris.
У д'Артаньяна в Париже не было ни одного знакомого.
He went therefore to his appointment with Athos without a second, determined to be satisfied with those his adversary should choose.
Поэтому он на поединок с Атосом отправился без секунданта, намереваясь удовольствоваться секундантам и противника.
Besides, his intention was formed to make the brave Musketeer all suitable apologies, but without meanness or weakness, fearing that might result from this duel which generally results from an affair of this kind, when a young and vigorous man fights with an adversary who is wounded and weakened—if conquered, he doubles the triumph of his antagonist; if a conqueror, he is accused of foul play and want of courage.
Впрочем, он заранее твердо решил принести храброму мушкетеру все допустимые извинения, не проявляя при этом, разумеется, слабости.
Он решил это, опасаясь тяжелых последствий, которые может иметь подобная дуэль, когда человек, полный сил и молодости, дерется с раненым и ослабевшим противником.
Если он окажется побежденным — противник будет торжествовать вдвойне; если же победителем будет он — его обвинят в вероломстве, скажут, что успех достался ему слишком легко.
Now, we must have badly painted the character of our adventure seeker, or our readers must have already perceived that d'Artagnan was not an ordinary man; therefore, while repeating to himself that his death was inevitable, he did not make up his mind to die quietly, as one less courageous and less restrained might have done in his place.
Впрочем, либо мы плохо обрисовали характер нашего искателя приключений, либо читатель должен был уже заметить, что д'Артаньян был человек не совсем обыкновенный.
Поэтому, хоть и твердя самому себе, что гибель его неизбежна, он не мог безропотно покориться неизбежности смерти, как сделал бы это другой, менее смелый и менее спокойный человек.
He reflected upon the different characters of men he had to fight with, and began to view his situation more clearly.
Он вдумывался в различия характеров тех, с кем ему предстояло сражаться, и положение постепенно становилось для него ясней.
He hoped, by means of loyal excuses, to make a friend of Athos, whose lordly air and austere bearing pleased him much.
Он надеялся, что, извинившись, завоюет дружбу Атоса, строгое лицо и благородная осанка которого произвели на него самое хорошее впечатление.
He flattered himself he should be able to frighten Porthos with the adventure of the baldric, which he might, if not killed upon the spot, relate to everybody a recital which, well managed, would cover Porthos with ridicule.
Он льстил себя надеждой запугать Портоса историей с перевязью, которую он мог, в случае если не будет убит на месте, рассказать всем, а такой рассказ, преподнесенный в подходящей форме, не мог не сделать Портоса смешным в глазах друзей и товарищей.
As to the astute Aramis, he did not entertain much dread of him; and supposing he should be able to get so far, he determined to dispatch him in good style or at least, by hitting him in the face, as Caesar recommended his soldiers do to those of Pompey, to damage forever the beauty of which he was so proud.
Что же касается хитроумного Арамиса, то он не внушал д'Артаньяну особого страха.
Если даже предположить, что и до него дойдет очередь, то д'Артаньян твердо решил либо отправить его на тот свет, либо же ударом в лицо, как Цезарь советовал поступать с солдатами Помпея, нанести ущерб красоте, которой Арамис так явно гордился.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 4 оценках: 3 из 5 1