StudyEnglishWords

5#

Три мушкетера. Часть первая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Три мушкетера. Часть первая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 7 из 328  ←предыдущая следующая→ ...

With such a VADE MECUM d'Artagnan was morally and physically an exact copy of the hero of Cervantes, to whom we so happily compared him when our duty of an historian placed us under the necessity of sketching his portrait.
Снабженный таким напутствием, д'Артаньян как телесно, так и духовно точь-в-точь походил на героя Сервантеса, с которым мы его столь удачно сравнили, когда долг рассказчика заставил нас набросать его портрет.
Don Quixote took windmills for giants, and sheep for armies; d'Artagnan took every smile for an insult, and every look as a provocation—whence it resulted that from Tarbes to Meung his fist was constantly doubled, or his hand on the hilt of his sword; and yet the fist did not descend upon any jaw, nor did the sword issue from its scabbard.
Дон-Кихоту ветряные мельницы представлялись великанами, а стадо овец — целой армией.
Д'Артаньян каждую улыбку воспринимал как оскорбление, а каждый взгляд — как вызов.
Поэтому он от Тарба до Менга не разжимал кулака и не менее десяти раз на день хватался за эфес своей шпаги.
Все же его кулак не раздробил никому челюсти, а шпага не покидала своих ножен.
It was not that the sight of the wretched pony did not excite numerous smiles on the countenances of passers-by; but as against the side of this pony rattled a sword of respectable length, and as over this sword gleamed an eye rather ferocious than haughty, these passers-by repressed their hilarity, or if hilarity prevailed over prudence, they endeavored to laugh only on one side, like the masks of the ancients.
Правда, вид злополучной клячи не раз вызывал улыбку на лицах прохожих, но, так как о ребра коня билась внушительного размера шпага, а выше поблескивали глаза, горевшие не столько гордостью, сколько гневом, прохожие подавляли смех.
А если уж веселость брала верх над осторожностью, старались улыбаться одной половиной лица, словно древние маски.
D'Artagnan, then, remained majestic and intact in his susceptibility, till he came to this unlucky city of Meung.
Так д'Артаньян, сохраняя величественность осанки и весь запас запальчивости, добрался до злополучного города Менга.
But there, as he was alighting from his horse at the gate of the Jolly Miller, without anyone—host, waiter, or hostler—coming to hold his stirrup or take his horse, d'Artagnan spied, though an open window on the ground floor, a gentleman, well-made and of good carriage, although of rather a stern countenance, talking with two persons who appeared to listen to him with respect. d'Artagnan fancied quite naturally, according to his custom, that he must be the object of their conversation, and listened.
Но там, у самых ворот
«Вольного Мельника», сходя с лошади без помощи хозяина, слуги или конюха, которые придержали бы стремя приезжего, д'Артаньян в раскрытом окне первого этажа заметил дворянина высокого роста и важного вида.
Дворянин этот, с лицом надменным и неприветливым, что-то говорил двум спутникам, которые, казалось, почтительно слушали его.
Д'Артаньян, по обыкновению, сразу же предположил, что речь идет о нем, и напряг слух.
This time d'Artagnan was only in part mistaken; he himself was not in question, but his horse was.
На этот раз он не ошибся или ошибся только отчасти: речь шла не о нем, а о его лошади.
The gentleman appeared to be enumerating all his qualities to his auditors; and, as I have said, the auditors seeming to have great deference for the narrator, they every moment burst into fits of laughter.
Незнакомец, по-видимому, перечислял все ее достоинства, а так как слушатели, как я уже упоминал, относились к нему весьма почтительно, то разражались хохотом при каждом его слове.
Now, as a half-smile was sufficient to awaken the irascibility of the young man, the effect produced upon him by this vociferous mirth may be easily imagined.
Принимая во внимание, что даже легкой улыбки было достаточно, для того чтобы вывести из себя нашего героя, нетрудно себе представить, какое действие возымели на него столь бурные проявления веселости.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 4 оценках: 3 из 5 1