StudyEnglishWords

5#

Три мушкетера. Часть первая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Три мушкетера. Часть первая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 542 книги и 1777 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 89 из 328  ←предыдущая следующая→ ...

"People do not eat at once for all time, even when they eat a good deal."
Но, как говорил Планше, сколько ни съешь, все ж поешь только раз.
D'Artagnan thus felt himself humiliated in having only procured one meal and a half for his companions—as the breakfast at the priest's could only be counted as half a repast—in return for the feasts which Athos, Porthos, and Aramis had procured him.
Д’Артаньян был смущен тем, что добыл только полтора обеда — завтрак у священника мог сойти разве что за полуобед, — в благодарность за пиршества, предоставленные Атосом, Портосом и Арамисом.
He fancied himself a burden to the society, forgetting in his perfectly juvenile good faith that he had fed this society for a month; and he set his mind actively to work.
Он считал, что становится обузой для остальных, в своем юношеском простодушии забывая, что кормил всю компанию в течение месяца.
Его озабоченный ум деятельно заработал.
He reflected that this coalition of four young, brave, enterprising, and active men ought to have some other object than swaggering walks, fencing lessons, and practical jokes, more or less witty.
Он пришел к заключению, что союз четырех молодых, смелых, изобретательных и решительных людей должен был ставить себе иную цель, кроме прогулок в полупьяном виде, занятий фехтованием и более или менее остроумных проделок.
In fact, four men such as they were—four men devoted to one another, from their purses to their lives; four men always supporting one another, never yielding, executing singly or together the resolutions formed in common; four arms threatening the four cardinal points, or turning toward a single point—must inevitably, either subterraneously, in open day, by mining, in the trench, by cunning, or by force, open themselves a way toward the object they wished to attain, however well it might be defended, or however distant it may seem.
И в самом деле, четверо таких людей, как они, четверо людей, готовых друг для друга пожертвовать всем — от кошелька до жизни, — всегда поддерживающих друг друга и никогда не отступающих, выполняющих вместе или порознь любое решение, принятое совместно, четыре кулака, угрожающие вместе или порознь любому врагу, — неизбежно должны были, открыто или тайно, прямым или окольным путем, хитростью или силой, пробить себе дорогу к намеченной цели, как бы отдалена она ни была или как бы крепко ни была она защищена.
The only thing that astonished d'Artagnan was that his friends had never thought of this.
Удивляло д'Артаньяна только то, что друзья его не додумались до этого давно.
He was thinking by himself, and even seriously racking his brain to find a direction for this single force four times multiplied, with which he did not doubt, as with the lever for which Archimedes sought, they should succeed in moving the world, when someone tapped gently at his door.
Он размышлял об атом, и даже весьма основательно, ломая голову в поисках путей, по которым должна была быть направлена эта необыкновенная, четырежды увеличенная сила, с помощью которой — он в этом не сомневался — можно было, словно опираясь на рычаг Архимеда, перевернуть мир, — как вдруг послышался осторожный стук в дверь.
D'Artagnan awakened Planchet and ordered him to open it.
Д'Артаньян разбудил Планше и приказал ему отпереть.
From this phrase, "d'Artagnan awakened Planchet," the reader must not suppose it was night, or that day was hardly come.
Пусть читатель из этих слов — «разбудил Планше» — не делает заключения, что уже наступила ночь или еще не занялся день.
No, it had just struck four.
Ничего подобного.
Только что пробило четыре часа.
Planchet, two hours before, had asked his master for some dinner, and he had answered him with the proverb,
Два часа назад Планше пришел к своему господину с просьбой дать ему пообедать, и тот ответил ему пословицей:
"He who sleeps, dines."
«Кто спит — тот обедает».
And Planchet dined by sleeping.
И Планше заменил сном еду.
A man was introduced of simple mien, who had the appearance of a tradesman.
Планше ввел в комнату человека, скромно одетого, по-видимому горожанина.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 4 оценках: 3 из 5 1