5#

Финансист. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Финансист". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 704 книги и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

Последние добавленные на изучение слова (изучено 24 для этой книги)

страница 1 из 549  ←предыдущая следующая→ ...

Chapter I
The Philadelphia into which Frank Algernon Cowperwood was born was a city of two hundred and fifty thousand and more.
It was set with handsome parks, notable buildings, and crowded with historic memories.
Филадельфия, где родился Фрэнк Алджернон Каупервуд, насчитывала тогда более двухсот пятидесяти тысяч жителей.
Город этот изобиловал красивыми парками, величественными зданиями и памятниками старины.
Many of the things that we and he knew later were not then in existence—the telegraph, telephone, express company, ocean steamer, city delivery of mails.
Многого из того, что знаем мы и что позднее узнал Фрэнк, тогда еще не существовало — телеграфа, телефона, доставки товаров на дом, городской почтовой сети и океанских пароходов.
There were no postage-stamps or registered letters.
Не было даже почтовых марок и заказных писем.
The street car had not arrived.
Еще не появилась конка.
In its place were hosts of omnibuses, and for longer travel the slowly developing railroad system still largely connected by canals.
В черте города курсировали бесчисленные омнибусы, а для дальних путешествий служила медленно развивавшаяся сеть железных дорог, все еще тесно связанная с судоходными каналами.
Cowperwood's father was a bank clerk at the time of Frank's birth, but ten years later, when the boy was already beginning to turn a very sensible, vigorous eye on the world, Mr. Henry Worthington Cowperwood, because of the death of the bank's president and the consequent moving ahead of the other officers, fell heir to the place vacated by the promoted teller, at the, to him, munificent salary of thirty-five hundred dollars a year.
Фрэнк родился в семье мелкого банковского служащего, но десять лет спустя, когда мальчик начал любознательно и зорко вглядываться в окружающий мир, умер председатель правления банка; все служащие соответственно повысились в должностях, и мистер Генри Уортингтон Каупервуд «унаследовал» место помощника кассира с блистательным, по его тогдашним понятиям, годовым окладом в три с половиной тысячи долларов.
At once he decided, as he told his wife joyously, to remove his family from 21 Buttonwood Street to 124 New Market Street, a much better neighborhood, where there was a nice brick house of three stories in height as opposed to their present two-storied domicile.
Он тотчас же радостно сообщил жене о своем решении перебраться из дома 21 по Батнвуд-стрит в дом 124 по Нью-Маркет-стрит: и район не такой захолустный, и дом — трехэтажный кирпичный особнячок — не шел ни в какое сравнение с нынешним жилищем Каупервудов.
There was the probability that some day they would come into something even better, but for the present this was sufficient.
У них имелись все основания полагать, что со временем они переедут в еще более просторное помещение, но пока и это было неплохо.
He was exceedingly grateful.
Мистер Каупервуд от души благодарил судьбу.
Henry Worthington Cowperwood was a man who believed only what he saw and was content to be what he was—a banker, or a prospective one.
Генри Уортингтон Каупервуд верил лишь в то, что видел собственными глазами, и был вполне удовлетворен своим положением, — это открывало ему возможность стать банкиром в будущем.
He was at this time a significant figure—tall, lean, inquisitorial, clerkly—with nice, smooth, closely-cropped side whiskers coming to almost the lower lobes of his ears.
В ту пору он был представительным мужчиной — высокий, худощавый, подтянутый, с вдумчивым взглядом и холеными, коротко подстриженными бакенбардами, доходящими почти до мочек ушей.
His upper lip was smooth and curiously long, and he had a long, straight nose and a chin that tended to be pointed.
Верхняя губа, странно далеко отстоявшая от длинного и прямого носа, всегда была чисто выбрита, так же как и заостренный подбородок.
His eyebrows were bushy, emphasizing vague, grayish-green eyes, and his hair was short and smooth and nicely parted.
Густые черные брови оттеняли зеленовато-серые глаза, а короткие прилизанные волосы разделялись аккуратным пробором.
He wore a frock-coat always—it was quite the thing in financial circles in those days—and a high hat.
Он неизменно носил сюртук — в тогдашних финансовых кругах это считалось «хорошим тоном» — и цилиндр.
скачать в HTML/PDF
share

←предыдущая следующая→ ...

основано на 4 оценках: 5 из 5 1