5#

Франкенштейн, или Современный Прометей. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Франкенштейн, или Современный Прометей". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 663 книги и 1938 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 203 из 216  ←предыдущая следующая→ ...

All my speculations and hopes are as nothing, and like the archangel who aspired to omnipotence, I am chained in an eternal hell.
Все мои стремления и надежды кончились крахом; подобно архангелу, возжаждавшему высшей власти, я прикован цепями в вечном аду.
My imagination was vivid, yet my powers of analysis and application were intense; by the union of these qualities I conceived the idea and executed the creation of a man.
Я был наделен одновременно и живым воображением, и острым, упорным аналитическим умом; сочетание этих качеств позволило мне задумать и осуществить создание человеческого существа.
Even now I cannot recollect without passion my reveries while the work was incomplete.
Я и сейчас не могу без волнения вспомнить, как я мечтал, пока работал.
I trod heaven in my thoughts, now exulting in my powers, now burning with the idea of their effects.
Я мысленно ступал по облакам, ликовал в сознании своего могущества, весь горел при мысли о благодетельных последствиях моего открытия.
From my infancy I was imbued with high hopes and a lofty ambition; but how am I sunk!
Я с детства любил мечтать о высоком и был полон благородного честолюбия – а теперь, какое страшное падение!
Oh!
My friend, if you had known me as I once was, you would not recognize me in this state of degradation.
О друг мой, если бы вы знали меня таким, каким я был когда-то, вы не узнали бы меня в моем нынешнем жалком состоянии.
Despondency rarely visited my heart; a high destiny seemed to bear me on, until I fell, never, never again to rise."
Уныние было мне почти неведомо; казалось, все вело меня к великой цели, пока я не пал, чтобы уже никогда более не подняться».
Must I then lose this admirable being?
Неужели мне суждено потерять этого замечательного человека?
I have longed for a friend; I have sought one who would sympathize with and love me.
Я жаждал иметь друга – такого, который полюбил бы меня и разделил мои стремления.
Behold, on these desert seas I have found such a one, but I fear I have gained him only to know his value and lose him.
И – о чудо! – я нашел его в здешних морях; но боюсь, что нашел лишь для того; чтобы оценить по достоинству и тут же вновь потерять.
I would reconcile him to life, but he repulses the idea.
Я пытаюсь примирить его с жизнью, но он отвергает всякую мысль об этом.
"I thank you, Walton," he said, "for your kind intentions towards so miserable a wretch; but when you speak of new ties and fresh affections, think you that any can replace those who are gone?
– Спасибо вам, Уолтон, – говорит он, –за доброту к несчастному; но, обещая мне новые привязанности, неужели вы думаете, что они заменят мне мои утраты?
Can any man be to me as Clerval was, or any woman another Elizabeth?
Кто может стать для меня тем, чем был Клерваль?
Какая женщина может стать второй Элизабет?
Even where the affections are not strongly moved by any superior excellence, the companions of our childhood always possess a certain power over our minds which hardly any later friend can obtain.
Друзья детства, даже когда они не пленяют вас исключительными достоинствами, имеют над нашей душой власть, какая редко достается друзьям позднейших лет.
They know our infantine dispositions, which, however they may be afterwards modified, are never eradicated; and they can judge of our actions with more certain conclusions as to the integrity of our motives.
Им известны лишь детские склонности, которые могут впоследствии изменяться, но никогда не исчезают совершенно; они могут верно судить о наших поступках, потому что лучше знают наши истинные побуждения.
A sister or a brother can never, unless indeed such symptoms have been shown early, suspect the other of fraud or false dealing, when another friend, however strongly he may be attached, may, in spite of himself, be contemplated with suspicion.
Брат или сестра неспособны заподозрить вас во лжи или измене, разве только вы рано обнаружили к ним склонность; тогда как друг, даже очень к вам привязанный, может иногда невольно возбудить подозрения.
скачать в HTML/PDF
share