StudyEnglishWords

5#

Война и мир. Книга третья: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга третья: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 542 книги и 1777 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 106 из 122  ←предыдущая следующая→ ...

But he saw nothing.
Но он ничего не видал.
Above him there was now nothing but the sky—the lofty sky, not clear yet still immeasurably lofty, with gray clouds gliding slowly across it.
Над ним не было ничего уже, кроме неба – высокого неба, не ясного, но всё‑таки неизмеримо высокого, с тихо ползущими по нем серыми облаками.
"How quiet, peaceful, and solemn; not at all as I ran," thought Prince Andrew—"not as we ran, shouting and fighting, not at all as the gunner and the Frenchman with frightened and angry faces struggled for the mop: how differently do those clouds glide across that lofty infinite sky!
«Как тихо, спокойно и торжественно, совсем не так, как я бежал, – подумал князь Андрей, – не так, как мы бежали, кричали и дрались; совсем не так, как с озлобленными и испуганными лицами тащили друг у друга банник француз и артиллерист, – совсем не так ползут облака по этому высокому бесконечному небу.
How was it I did not see that lofty sky before?
Как же я не видал прежде этого высокого неба?
And how happy I am to have found it at last!
И как я счастлив, я, что узнал его наконец.
Yes!
All is vanity, all falsehood, except that infinite sky.
Да! всё пустое, всё обман, кроме этого бесконечного неба.
There is nothing, nothing, but that.
Ничего, ничего нет, кроме его.
But even it does not exist, there is nothing but quiet and peace.
Но и того даже нет, ничего нет, кроме тишины, успокоения.
Thank God!..."
И слава Богу!…»
CHAPTER XVII
XVII
On our right flank commanded by Bagration, at nine o'clock the battle had not yet begun.
На правом фланге у Багратиона в 9‑ть часов дело еще не начиналось.
Not wishing to agree to Dolgorukov's demand to commence the action, and wishing to avert responsibility from himself, Prince Bagration proposed to Dolgorukov to send to inquire of the commander in chief.
Не желая согласиться на требование Долгорукова начинать дело и желая отклонить от себя ответственность, князь Багратион предложил Долгорукову послать спросить о том главнокомандующего.
Bagration knew that as the distance between the two flanks was more than six miles, even if the messenger were not killed (which he very likely would be), and found the commander in chief (which would be very difficult), he would not be able to get back before evening.
Багратион знал, что, по расстоянию почти 10‑ти верст, отделявшему один фланг от другого, ежели не убьют того, кого пошлют (что было очень вероятно), и ежели он даже и найдет главнокомандующего, что было весьма трудно, посланный не успеет вернуться раньше вечера.
Bagration cast his large, expressionless, sleepy eyes round his suite, and the boyish face Rostov, breathless with excitement and hope, was the first to catch his eye.
Багратион оглянул свою свиту своими большими, ничего невыражающими, невыспавшимися глазами, и невольно замиравшее от волнения и надежды детское лицо Ростова первое бросилось ему в глаза.
He sent him.
Он послал его.
"And if I should meet His Majesty before I meet the commander in chief, your excellency?" said Rostov, with his hand to his cap.
– А ежели я встречу его величество прежде, чем главнокомандующего, ваше сиятельство? – сказал Ростов, держа руку у козырька.
"You can give the message to His Majesty," said Dolgorukov, hurriedly interrupting Bagration.
– Можете передать его величеству, – поспешно перебивая Багратиона, сказал Долгоруков.
On being relieved from picket duty Rostov had managed to get a few hours' sleep before morning and felt cheerful, bold, and resolute, with elasticity of movement, faith in his good fortune, and generally in that state of mind which makes everything seem possible, pleasant, and easy.
Сменившись из цепи, Ростов успел соснуть несколько часов перед утром и чувствовал себя веселым, смелым, решительным, с тою упругостью движений, уверенностью в свое счастие и в том расположении духа, в котором всё кажется легко, весело и возможно.
All his wishes were being fulfilled that morning: there was to be a general engagement in which he was taking part, more than that, he was orderly to the bravest general, and still more, he was going with a message to Kutuzov, perhaps even to the sovereign himself.
Все желания его исполнялись в это утро; давалось генеральное сражение, он участвовал в нем; мало того, он был ординарцем при храбрейшем генерале; мало того, он ехал с поручением к Кутузову, а может быть, и к самому государю.
скачать в HTML/PDF
share