4#

Детство. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Детство". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 704 книги и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 101 из 238  ←предыдущая следующая→ ...

“Look, here comes that brat, Kashmirin’s grandson.
- Кощея Каширина внучонок вышел, глядите!
Go for him!” then the fight would begin.
- Валяй его!
И начиналась драка.
I was strong for my age and active with my fists, and my enemies, knowing this, always fell upon me in a crowd; and as a rule the street vanquished me, and I returned home with a cut across my nose, gashed lips, and bruises all over my face all in rags and smothered in dust.
Был я не по годам силён и в бою ловок,- это признавали сами же враги, всегда нападавшие на меня кучей.
Но всё-таки улица всегда била меня, и домой я приходил обыкновенно с расквашенным носом, рассечёнными губами и синяками на лице, оборванный, в пыли.
“What now?” grandmother exclaimed as she met me, with a mixture of alarm and pity; “so you ‘ve been fighting again, you young rascal?
What do you mean by it?’
Бабушка встречала меня испуганно, соболезнуя:
- Что, редькин сын, опять дрался?
Да что же это такое, а?
Как я тебя начну, с руки на руку...
She washed my face, and applied to my bruises copper coins or fomentations of lead, saying as she did so:
Мыла мне лицо, прикладывала к синякам бодягу, медные монеты или свинцовую примочку и уговаривала:
“Now, what do you mean by all this fighting”?
- Ну, что ты всё дерёшься?
You are as quiet as anything at home, but out of doors you are like I don’t know what.
Дома смирный, а на улице ни на что не похож!
You ought to be ashamed of yourself.
Бесстыдник.
I shall tell grandfather not to let you go out.”
Вот скажу дедушке, чтоб он не выпускал тебя...
Grandfather used to see my bruises, but he never scolded me; he only quackled, and roared:
Дедушка видел мои синяки, но никогда не ругался, только крякал и мычал:
“More decorations!
- Опять с медалями?
While you are in my house, young warrior, don’t you dare to run about the streets; do you hear me?”
Ты у меня, Аника-воин, не смей на улицу бегать, слышишь!
I was never attracted, by the street if it was quiet, but as soon as I heard the merry buzz of the children, I ran out of the yard, forgetting all about grandfather’s prohibition.
Меня и не тянула улица, если на ней было тихо, но когда я слышал весёлый ребячий гам, то убегал со двора, не глядя на дедов запрет.
Bruises and taunts did not hurt me, but the brutality of the street sports a brutality only too well known to me, wearying and oppressive, reducing one to a state of frenzy disturbed me tremendously.
Синяки и ссадины не обижали, но неизменно возмущала жестокость уличных забав,жестокость, слишком знакомая мне, доводившая до бешенства.
I could not contain myself when the children baited dogs and cocks, tortured cats, drove away the goats of the Jews, jeered at drunken vagabonds, and at happy
“Igosha with death in his pocket.”
Я не мог терпеть, когда ребята стравливали собак или петухов, истязали кошек, гоняли еврейских коз, издевались над пьяными нищими и блаженным Игошей Смерть в Кармане.
This was a tall, withered-looking, smoke-dried individual clad in a heavy sheepskin, with coarse hair on his fleshless, rusty face.
Это был высокий, сухой и копчёный человек, в тяжёлом тулупе из овчины, с жёсткими волосами на костлявом, заржавевшем лице.
He went about the streets, stooping, wavering strangely, and never speaking gazing fixedly all the time at the ground.
Он ходил по улице согнувшись, странно качаясь, и молча, упорно смотрел в землю под ноги себе.
скачать в HTML/PDF
share