4#

Детство. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Детство". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 704 книги и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 111 из 238  ←предыдущая следующая→ ...

“Do me the favor of eating this,” he would beg courteously; and after any one had accepted a slice, he would look carefully at his dark hand, and if he noticed any drops of jam on it, he would lick them off.
- Пожалуйте-ко милостью, покушайте! - ласково просил он, а когда у него брали ломоть, он внимательно осматривал свою тёмную ладонь и, заметя на ней капельку варенья, слизывал его языком.
Petrovna brought some cherry liqueur in a bottle, the merry lady provided nuts and sweets, and so the feast would begin, greatly to the content of the dear, fat grandmother.
Петровна приносила вишнёвую наливку в бутылке, весёлая барыня - орехи и конфетти.
Начинался пир горой, любимое бабушкино удовольствие.
Very soon after
“Good-business” had tried to bribe me not to go and see him any more, grandmother gave one of her evenings.
Спустя некоторое время после того, как Хорошее Дело предложил мне взятку за то, чтоб я не ходил к нему в гости, бабушка устроила такой вечер.
A light autumn rain was falling; the wind howled, the trees rustled and scraped the walls with their branches; but in the kitchen it was warm and cozy as we all sat close together, conscious of a tranquil feeling of kindness towards one another, while grandmother, unusually generous, told us story after story, each one better than the other.
Сыпался и хлюпал неуёмный осенний дождь, ныл ветер, шумели деревья, царапая сучьями стену, - в кухне было тепло, уютно, все сидели близко друг ко другу, все были как-то особенно мило тихи, а бабушка на редкость щедро рассказывала сказки, одна другой лучше.
She sat on the ledge of the stove, resting her feet on the lower ledge, bending towards her audience with the light of a little tin lamp thrown upon her.
Always when she was in a mood for story-telling she took up this position.
“I must be looking down on you,” she would explain.
“I can always talk better that way.”
Она сидела на краю печи, опираясь ногами о приступок, наклонясь к людям, освещенным огнём маленькой жестяной лампы; уж это всегда, если она была в ударе, она забиралась на печь, объясняя:
- Мне сверху надо говорить,- сверху-то лучше!
I placed myself at her feet on the broad ledge, almost on a level with the head of
“Good-business,” and grandmother told us the fine story of Ivan the Warrior, and Miron the Hermit, in a smooth stream of pithy, well-chosen words.
Я поместился у ног её, на широком приступке, почти над головою Хорошего Дела.
Бабушка сказывала хорошую историю про Ивана-воина и Мирона-отшельника; мерно лились сочные, веские слова:
“Once lived a wicked captain Gordion,
Жил-был злой воевода Гордион,
His soul was black, his conscience was of stone;
Чёрная душа, совесть каменная;
He hated truth, victims he did not lack,
Правду он гнал, людей истязал,
Fast kept in chains, or stretched upon the rack,
And, like an owl, in hollow tree concealed,
So lived this man, in evil unrevealed.
Жил во зле, словно сыч в дупле.
But there was none who roused his hate and fear
Like Hermit Miron, to the people dear.
Пуще же всего невзлюбил Гордион
Старца Мирона-отшельника,
скачать в HTML/PDF
share