4#

Детство. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Детство". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 707 книг и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 32 из 238  ←предыдущая следующая→ ...

They all ate and drank a lot, breathing hard the while; and the children had wineglasses of sweet syrup given them as a treat, and gradually there was kindled a warm but strange gaiety.
Все много пили, ели, вздыхая тяжко, детям давали гостинцы, по рюмке сладкой наливки, и постепенно разгоралось жаркое, но странное веселье.
Uncle Jaakov tuned his guitar amorously, and as he did so he always uttered the same words:
Дядя Яков любовно настраивал гитару, а настроив, говорил всегда одни и те же слова:
“Well, now let us begin!”
- Ну-с, я начну-с!
Shaking his curly head, he bent over the guitar, stretching out his neck like a goose; the expression on his round, careless face became dreamy, his passionate, elusive eyes were obscured in an unctuous mist, and lightly touching the chords, he played something disjointed, involuntarily rising to his feet as he played.
Встряхнув кудрями, он сгибался над гитарой, сгибал шею, точно гусь; круглое, беззаботное лицо его становилось сонным; живые, неуловимые глаза угасали в масленом тумане, и, тихонько пощипывая струны, он играл что-то разымчивое, невольно поднимавшее на ноги.
His music demanded an intense silence.
It rushed like a rapid torrent from somewhere far away, stirring one’s heart and penetrating it with an incomprehensible sensation of sadness and uneasiness.
Его музыка требовала напряжённой тишины; торопливым ручьём она бежала откуда- то издали, просачивалась сквозь пол и стены и, волнуя сердце, выманивала нпонятное чувство, грустное и беспокойное.
Under the influence of that music we all became melancholy, and the oldest present felt themselves to be no more than children.
We sat perfectly still lost in a dreamy silence.
Под эту музыку становилось жалко всех и себя самого, большие казались тоже маленькими, и все сидели неподвижно, притаясь в задумчивом молчании.
Sascha Michailov especially listened with all his might as he sat upright beside our uncle, gazing at the guitar open-mouthed, and slobbering with delight.
Особенно напряжённо слушал Саша Михайлов; он всё вытягивался в сторону дяди, смотрел на гитару, открыв рот, и через губу у него тянулась слюна.
And the rest of us remained as if we had been frozen, or had been put under a spell.
Иногда он забывался до того, что падал со стула, тыкаясь руками в пол, и, если это случалось, он так уж и сидел на полу, вытаращив застывшие глаза.
The only sound besides was the gentle murmur of the samovar which did not interfere with the complaint of the guitar.
И все застывали, очарованные; только самовар тихо поёт, не мешая слушать жалобу гитары.
Two small square windows threw their light into the darkness of the autumn night, and from time to time some one tapped on them lightly.
Два квадрата маленьких окон устремлены во тьму осенней ночи, порою кто-то мягко постукивает в них.
скачать в HTML/PDF
share