4#

Детство. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Детство". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 704 книги и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 87 из 238  ←предыдущая следующая→ ...

“There ‘s another row going on at the Kashmirins!”
- У Кашириных опять дерутся!
Uncle Michael generally put in an appearance in the evening and held the house in a state of siege all night, putting its occupants into a frenzy of fear: sometimes he was accompanied by two or three assistants repulsive-looking loafers of the lowest class.
They used to make their way unseen from the causeway to the garden, and, once there, they indulged their drunken whims to the top of their bent, stripping the raspberry and currant bushes, and sometimes making a raid on the washhouse and breaking everything in it which could be broken washing-stools, benches, kettles smashing the stove, tearing up the flooring, and pulling down the framework of the door.
Обыкновенно дядя Михайло являлся вечером и всю ночь держал дом в осаде, жителей его в трепете; иногда с ним приходило двое-трое помощников, отбойных кунавинских мещан, они забирались из оврага в сад и хлопотали там во всю ширь пьяной фантазии, выдёргивая кусты малины и смородины; однажды они разнесли баню, переломав в ней всё, что можно было сломать: полок, скамьи, котлы для воды, а печь разметали, выломали несколько половиц, сорвали дверь, раму.
Grandfather, grim and mute, stood at the window listening to the noise made by these destroyers of his property; while grandmother, whose form could not be descried in the darkness, ran about the yard, crying in a voice of entreaty:
Дед, тёмный и немой, стоял у окна, вслушиваясь в работу людей, разорявших его добро; бабушка бегала где-то по двору, невидимая в темноте, и умоляюще взывала:
“Mischka! what are you thinking of?
Mischka!”
- Миша, что ты делаешь, Миша!
For answer, a torrent of abuse in Russian, hideous as the ravings of a madman, was hurled at her from the garden by the brute, who was obviously ignorant of the meaning, and insensible to the effect of the words which he vomited forth.
Из сада в ответ ей летела идиотски гнусная русская ругань, смысл которой, должно быть, недоступен разуму и чувству скотов, изрыгающих ее.
I knew that I must not run after grandmother at such a time, and I was afraid to be alone, so I went down to grandfather’s room; but directly he saw me, he cried:
За бабушкой не угнаться в эти часы, а без неё страшно; я спускаюсь в комнату деда, но он хрипит встречу мне:
“Get out!
Curse you!”
- Вон, ан-нафема!
I ran up to the garret and looked out on the yard and garden from the dormer-window, trying to keep grandmother in sight.
I was afraid that they would kill her, and I screamed, and called out to her, but she did not come to me; only my drunken uncle, hearing my voice, abused my mother in furious and obscene language.
Я бегу на чердак и оттуда через слуховое окно смотрю во тьму сада и двора, стараясь не упускать из глаз бабушку, боюсь, что её убьют, и кричу, зову.
Она не идёт, а пьяный дядя, услыхав мой голос, дико и грязно ругает мать мою.
On one of these evenings grandfather was unwell, and as he uneasily moved his head, which was swathed in a towel, upon his pillow, he lamented shrilly:
Однажды в такой вечер дед был нездоров, лежал в постели и, перекатывая по подушке обвязанную полотенцем голову, крикливо жалобился:
скачать в HTML/PDF
share