6#

Мастер и Маргарита. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Мастер и Маргарита". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 686 книг и 1999 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 152 из 407  ←предыдущая следующая→ ...

The moustached face was grinning gleefully.
Лицо усача радостно ухмылялось.
Rimsky beat himself on the head with his fist, spat, and leaped back from the window.
Римский стукнул себя кулаком по голове, плюнул и отскочил от окна.
For some time he sat at his desk listening to the street.
Он посидел некоторое время у стола, прислушиваясь к улице.
The whistling at various points reached its highest pitch, then began to subside.
Свист в разных точках достиг высшей силы, а потом стал спадать.
The scandal, to Rimsky's surprise, was somehow liquidated with unexpected swiftness.
Скандал, к удивлению Римского, ликвидировался как то неожиданно быстро.
It came time to act.
He had to drink the bitter cup of responsibility.
Настала пора действовать, приходилось пить горькую чашу ответственности.
The telephones had been repaired during the third part.
He had to make calls, to tell what had happened, to ask for help, lie his way out of it, heap everything on Likhodeev, cover up for himself, and so on.
Аппараты были исправлены во время третьего отделения, надо было звонить, сообщить о происшедшем, просить помощи, отвираться, валить все на Лиходеева, выгораживать самого себя и так далее.
Pah, the devil!
Тьфу ты дьявол!
Twice the upset director put his hand on the receiver, and twice he drew it back.
Два раза расстроенный директор клал руку на трубку и дважды ее снимал.
And suddenly, in the dead silence of the office, the telephone burst out ringing by itself right in the findirector's face, and he gave a start and went cold.
И вдруг в мертвой тишине кабинета сам аппарат разразился звоном прямо в лицо финдиректора, и тот вздрогнул и похолодел.
'My nerves are really upset, though!' he thought, and picked up the receiver.
«Однако у меня здорово расстроились нервы», – подумал он и поднял трубку.
He recoiled from it instantly and turned whiter than paper.
Тотчас же отшатнулся от нее и стал белее бумаги.
A soft but at the same time insinuating and lewd female voice whispered into the receiver:
Тихий, в то же время вкрадчивый и развратный женский голос шепнул в трубку:
'Don't call anywhere, Rimsky, it'll be bad ...'
– Не звони, Римский, никуда, худо будет.
The receiver straight away went empty.
Трубка тут же опустела.
With goose-flesh prickling on his back, the findirector hung up the telephone and for some reason turned to look at the window behind him.
Чувствуя мурашки в спине, финдиректор положил трубку и оглянулся почему то на окно за своей спиной.
Through the scant and still barely greening branches of a maple, he saw the moon racing in a transparent cloud.
Сквозь редкие и еще слабо покрытые зеленью ветви клена он увидел луну, бегущую в прозрачном облачке.
His eyes fixed on the branches for some reason, Rimsky went on gazing at them, and the longer he gazed, the more strongly he was gripped by fear.
Почему то приковавшись к ветвям, Римский смотрел на них, и чем больше смотрел, тем сильнее и сильнее его охватывал страх.
With great effort, the findirector finally turned away from the moonlit window and stood up.
Сделав над собою усилие, финдиректор отвернулся наконец от лунного окна и поднялся.
There could no longer be any question of phone calls, and now the findirector was thinking of only one thing - getting out of the theatre as quickly as possible.
Никакого разговора о том, чтобы звонить, больше и быть не могло, и теперь финдиректор думал только об одном – как бы ему поскорее уйти из театра.
He listened: the theatre building was silent.
Он прислушался: здание театра молчало.
Rimsky realized that he had long been the only one on the whole second floor, and a childish, irrepressible fear came over him at this thought.
Римский понял, что он давно один во всем втором этаже, и детский неодолимый страх овладел им при этой мысли.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 21 оценках: 4 из 5 1