StudyEnglishWords

6#

Мастер и Маргарита. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Мастер и Маргарита". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 542 книги и 1777 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 154 из 407  ←предыдущая следующая→ ...

And second, whichever entrance to the building Varenukha had used, he would inevitably have met one of the night-watchmen, to all of whom it had been announced that Grigory Danilovich was staying late in his office.
Это – раз.
А второе: из какого бы входа Варенуха ни вошел в здание, он неизбежно должен был встретить одного из ночных дежурных, а тем всем было объявлено, что Григорий Данилович на некоторое время задержится в своем кабинете.
But the findirector did not spend long pondering this oddity - he had other problems.
Но долго по поводу этой странности финдиректор не стал размышлять.
Не до того было.
'Why didn't you call?
– Почему ты не позвонил?
What are all these shenanigans about Yalta?'
Что означает вся эта петрушка с Ялтой?
"Well, it's as I was saying,' the administrator replied, sucking as if he were troubled by a bad tooth.
'He was found in the tavern in Pushkino.'
– Ну, то, что я и говорил, – причмокнув, как будто его беспокоил больной зуб, ответил администратор, – нашли его в трактире в Пушкине.
`In Pushkino?!
– Как в Пушкине?!
You mean just outside Moscow?!
Это под Москвой?
What about the telegrams from Yalta?!'
А телеграмма из Ялты?
'The devil they're from Yalta!
– Какая там, к черту, Ялта!
He got a telegrapher drunk in Pushkino, and the two of them started acting up, sending telegrams marked
"Yalta", among other things.'
Напоил пушкинского телеграфиста, и начали оба безобразничать, в том числе посылать телеграммы с пометкой
«Ялта».
'Aha ... aha ...
Well, all right, all right...'
Rimsky did not say but sang out.
– Ага… Ага… Ну ладно, ладно… – не проговорил, а как бы пропел Римский.
His eyes lit up with a yellow light.
Глаза его засветились желтеньким светом.
In his head there formed the festive picture of Styopa's shameful dismissal from his job.
В голове сложилась праздничная картина снятия Степы с работы.
Deliverance!
Освобождение!
The findirector's long-awaited deliverance from this disaster in the person of Likhodeev!
Долгожданное освобождение финдиректора от этого бедствия в лице Лиходеева!
And maybe Stepan Bogdanovich would achieve something worse than dismissal...
The details!' said Rimsky, banging the paperweight on the desk.
А может Степан Богданович добьется чего нибудь и похуже снятия… – Подробности! – сказал Римский, стукнув пресс папье по столу.
And Varenukha began giving the details.
И Варенуха начал рассказывать подробности.
As soon as he arrived where the findirector had sent him, he was received at once and given a most attentive hearing.
Лишь только он явился туда, куда был отправлен финдиректором, его немедленно приняли и выслушали внимательнейшим образом.
No one, of course, even entertained the thought that Styopa could be in Yalta.
Никто, конечно, и мысли не допустил о том, что Степа может быть в Ялте.
Everyone agreed at once with Varenukha's suggestion that Likhodeev was, of course, at the Yalta in Pushkino.
Все сейчас же согласились с предположением Варенухи, что Лиходеев, конечно, в пушкинской
«Ялте».
`Then where is he now?' the agitated findirector interrupted the administrator.
– Где же он сейчас? – перебил администратора взволнованный финдиректор.
'Well, where else could he be?' the administrator replied, grinning crookedly.
'In a sobering-up cell, naturally!'
– Ну, где ж ему быть, – ответил, криво ухмыльнувшись, администратор, – натурально, в вытрезвителе.
'Well, well.
– Ну, ну!
How nice!'
Ай, спасибо!
Varenukha went on with his story, and the more he told, the more vividly there unfolded before the findirector the long chain of Likhodeev's boorish and outrageous acts, and every link in this chain was worse than the one before.
А Варенуха продолжал свое повествование.
И чем больше он повествовал, тем ярче перед финдиректором разворачивалась длиннейшая цепь Лиходеевских хамств и безобразий, и всякое последующее звено в этой цепи было хуже предыдущего.
The drunken dancing in the arms of the telegrapher on the lawn in front of the Pushkino telegraph office to the sounds of some itinerant barrel-organ was worth something!
Чего стоила хотя бы пьяная пляска в обнимку с телеграфистом на лужайке перед пушкинским телеграфом под звуки какой то праздношатающейся гармоники!
скачать в HTML/PDF
share
основано на 20 оценках: 4 из 5 1