6#

Мастер и Маргарита. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Мастер и Маргарита". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 686 книг и 1999 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 174 из 407  ←предыдущая следующая→ ...

Under these tents, the Syrians hid from the merciless sun.
Под этими шалашами и скрывались от безжалостного солнца сирийцы.
The buckets were quickly emptied, and cavalrymen from different squads took turns going to fetch water in the gully below the hill, where in the thin shade of spindly mulberries a muddy brook was living out its last days in the devilish heat.
Ведра пустели быстро, и кавалеристы из разных взводов по очереди отправлялись за водой в балку под горой, где в жидкой тени тощих тутовых деревьев доживал свои дни на этой дьявольской жаре мутноватый ручей.
There, too, catching the unsteady shade, stood the bored horse-handlers, holding the quieted horses.
Тут же стояли, ловя нестойкую тень, и скучали коноводы, державшие присмиревших лошадей.
The weariness of the soldiers and the abuse they aimed at the robbers were understandable.
Томление солдат и брань их по адресу разбойников были понятны.
The procurator's apprehensions concerning the disorders that might occur at the time of the execution in the city of Yershalaim, so hated by him, fortunately were not borne out.
Опасения прокуратора насчет беспорядков, которые могли произойти во время казни в ненавидимом им городе Ершалаиме, к счастью, не оправдались.
And when the fourth hour of the execution came, there was, contrary to all expectations, not a single person left between the two files, the infantry above and the cavalry below.
И когда побежал четвертый час казни, между двумя цепями, верхней пехотой и кавалерией у подножия, не осталось, вопреки всем ожиданиям, ни одного человека.
The sun had scorched the crowd and driven it back to Yershalaim.
Солнце сожгло толпу и погнало ее обратно в Ершалаим.
Beyond the file of two Roman centuries there were only two dogs that belonged to no one knew whom and had for some reason ended up on the hill.
За цепью двух римских кентурий оказались только две неизвестно кому принадлежащие и зачем то попавшие на холм собаки.
But the heat got to them, too, and they lay down with their tongues hanging out, panting and paying no attention to the green-backed lizards, the only beings not afraid of the sun, darting among the scorching stones and some sort of big-thorned plants that crept on the ground.
Но и их сморила жара, и они легли, высунув языки, тяжело дыша и не обращая никакого внимания на зеленоспинных ящериц, единственных существ, не боящихся солнца и шныряющих меж раскаленными камнями и какими то вьющимися по земле растениями с большими колючками.
No one attempted to rescue the condemned men either in Yershalaim itself, flooded with troops, or here on the cordoned-off hill, and the crowd went back to the city, for indeed there was absolutely nothing interesting in this execution, while there in the city preparations were under way for the great feast of Passover, which was to begin that evening.
Никто не сделал попытки отбивать осужденных ни в самом Ершалаиме, наводненном войсками, ни здесь, на оцепленном холме, и толпа вернулась в город, ибо, действительно, ровно ничего интересного не было в этой казни, а там в городе уже шли приготовления к наступающему вечером великому празднику пасхи.
The Roman infantry on the second level suffered still more than the cavalry.
Римская пехота во втором ярусе страдала еще больше кавалеристов.
The only thing the centurion Ratslayer allowed his soldiers was to take off their helmets and cover their heads with white headbands dipped in water, but he kept them standing, and with their spears in their hands.
Кентурион Крысобой единственно что разрешил солдатам – это снять шлемы и накрыться белыми повязками, смоченными водой, но держал солдат стоя и с копьями в руках.
He himself, in the same kind of headband, but dry, not wet, walked about not far from the group of executioners, without even taking the silver plaques with lions' muzzles off his shirt, or removing his greaves, sword and knife.
Сам он в такой же повязке, но не смоченной, а сухой, расхаживал невдалеке от группы палачей, не сняв даже со своей рубахи накладных серебряных львиных морд, не сняв поножей, меча и ножа.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 21 оценках: 4 из 5 1