6#

Мастер и Маргарита. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Мастер и Маргарита". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 663 книги и 1938 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 176 из 407  ←предыдущая следующая→ ...

But some four hours ago, at the start of the execution, this man had behaved quite differently, and might have been noticed very well, which was probably why he had now changed his behaviour and secluded himself.
Но часа четыре тому назад, при начале казни, этот человек вел себя совершенно не так и очень мог быть замечен, отчего, вероятно, он и переменил теперь свое поведение и уединился.
It was only when the procession came to the very top, beyond the file, that he had first appeared, and as an obvious latecomer at that.
Тогда, лишь только процессия вошла на самый верх за цепь, он и появился впервые и притом как человек явно опоздавший.
He was breathing hard, and did not walk but ran up the hill, pushing his way, and, seeing the file close together before him as before everyone else, made a naive attempt, pretending he did not understand the angry shouts, to break through the soldiers to the very place of execution, where the condemned men were already being taken from the cart.
Он тяжело дышал и не шел, а бежал на холм, толкался и, увидев, что перед ним, как и перед всеми другими, сомкнулась цепь, сделал наивную попытку, притворившись, что не понимает раздраженных окриков, прорваться между солдатами к самому месту казни, где уже снимали осужденных с повозки.
For that he received a heavy blow in the chest with the butt end of a spear, and he leaped back from the soldiers, crying out not in pain but in despair.
За это он получил тяжелый удар тупым концом копья в грудь и отскочил от солдат, вскрикнув, но не от боли, а от отчаяния.
At the legionary who had dealt the blow he cast a dull glance, utterly indifferent to everything, like a man insensible to physical pain.
Ударившего легионера он окинул мутным и совершенно равнодушным ко всему взором, как человек, не чувствительный к физической боли.
Coughing and breathless, clutching his chest, he ran around the hill, trying to find some gap in the file on the north side where he could slip through.
Кашляя и задыхаясь, держась за грудь, он обежал кругом холма, стремясь на северной стороне найти какую нибудь щель в цепи, где можно было бы проскользнуть.
But it was too late, the ring was closed.
Но было уже поздно.
Кольцо сомкнулось.
And the man, his face distorted with grief, was forced to renounce his attempts to break through to the carts, from which the posts had already been unloaded.
И человек с искаженным от горя лицом вынужден был отказаться от своих попыток прорваться к повозкам, с которых уже сняли столбы.
These attempts would have led nowhere, except that he would have been seized, and to be arrested on that day by no means entered his plans.
Эти попытки не к чему не привели бы, кроме того, что он был бы схвачен, а быть задержанным в этот день никоим образом не входило в его план.
And so he went to the side, towards the crevice, where it was quieter and nobody bothered him.
И вот он ушел в сторону к расщелине, где было спокойнее и никто ему не мешал.
Now, sitting on the stone, this black-bearded man, his eyes festering from the sun and lack of sleep, was in anguish.
Теперь, сидя на камне, этот чернобородый, с гноящимися от солнца и бессонницы глазами человек тосковал.
First he sighed, opening his tallith, worn out in his wanderings, gone from light-blue to dirty grey, and bared his chest, which had been hurt by the spear and down which ran dirty sweat; then, in unendurable pain, he raised his eyes to the sky, following the three vultures that had long been floating in great circles on high, anticipating an imminent feast; then he peered with hopeless eyes into the yellow earth, and saw on it the half-destroyed skull of a dog and lizards scurrying around it.
Он то вздыхал, открывая свой истасканный в скитаниях, из голубого превратившийся в грязно серый таллиф, и обнажал ушибленную копьем грудь, по которой стекал грязный пот, то в невыносимой муке поднимал глаза в небо, следя за тремя стервятниками, давно уже плававшими в вышине большими кругами в предчувствии скорого пира, то вперял безнадежный взор в желтую землю и видел на ней полуразрушенный собачий череп и бегающих вокруг него ящериц.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 21 оценках: 4 из 5 1