6#

Мастер и Маргарита. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Мастер и Маргарита". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 686 книг и 1999 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 240 из 407  ←предыдущая следующая→ ...

The doorman at the entrance, even hopping with astonishment, his eyes rolled out, gazed at the black board, trying to understand the marvel: why was the list of tenants suddenly shrieking?
Швейцар у дверей, выкатив глаза и даже подпрыгивая от удивления, глядел на черную доску, стараясь понять такое чудо: почему это завизжал внезапно список жильцов.
But by that time Margarita was already going impetuously up the stairs, repeating in some sort of rapture:
А Маргарита в это время уже поднималась стремительно вверх по лестнице, повторяя в каком то упоении:
'Latunsky eighty-four...
– Латунский – восемьдесят четыре!
Latunsky eighty-four...'
Латунский – восемьдесят четыре…
Here to the left - 82, to the right - 85, further up, to the left - 84!
Вот налево – 82, направо – 83, еще выше, налево – 84.
Here!
And the name plate -
Вот и карточка –
'0.
«О.
Latunsky'.
Латунский».
Margarita jumped off the broom, and her hot soles felt the pleasant coolness of the stone landing.
Маргарита соскочила со щетки, и разгоряченные ее подошвы приятно охладила каменная площадка.
Margarita rang once, twice.
Маргарита позвонила раз, другой.
But no one opened.
Но никто не открывал.
Margarita began to push the button harder and could hear the jangling it set off in Latunsky's apartment.
Маргарита стала сильнее жать кнопку и сама слышала трезвон, который поднялся в квартире Латунского.
Yes, to his dying day the inhabitant of apartment no.84 on the eighth floor should be grateful to the late Berlioz, chairman of Massolit, for having fallen under a tram-car, and that the memorial gathering had been appointed precisely for that evening.
Да, по гроб жизни должен быть благодарен покойному Берлиозу обитатель квартиры № 84 в восьмом этаже за то, что председатель МАССОЛИТа попал под трамвай, и за то, что траурное заседание назначили как раз на этот вечер.
The critic Latunsky was born under a lucky star - it saved him from meeting Margarita, who that Friday became a witch.
Под счастливой звездой родился критик Латунский.
Она спасла его от встречи с Маргаритой, ставшей ведьмой в эту пятницу!
No one opened the door.
Никто не открывал.
Then Margarita raced down at full swing, counting the floors, reached the bottom, burst out the door and, looking up, counted and checked the floors from outside, guessing which precisely were the windows of Latunsky's apartment.
Тогда во весь мах Маргарита понеслась вниз, отсчитывая этажи, долетела донизу, вырвалась на улицу и, глядя вверх, отсчитала и проверила этажи снаружи, соображая, какие именно окна квартиры Латунского.
Undoubtedly they were the five dark windows at the corner of the building on the eighth floor.
Несомненно, что это были пять темных окон на углу здания, в восьмом этаже.
Convinced of it, Margarita rose into the air and in a few seconds was stepping through an open window into an unlit room, where only a narrow path from the moon shone silver.
Уверившись в этом, Маргарита поднялась в воздухе и через несколько секунд сквозь открытое окно входила в неосвещенную комнату, в которой серебрилась только узенькая дорожка от луны.
Margarita ran down it, felt for the switch.
По ней пробежала Маргарита, нашарила выключатель.
A moment later the whole apartment was lit up.
Через минуту вся квартира была освещена.
The broom stood in a corner.
Щетка стояла в углу.
After making sure that no one was home, Margarita opened the door to the stairs and checked whether the name plate was there.
Удостоверившись, что дома никого нету, Маргарита открыла дверь на лестницу и проверила, тут ли карточка.
The name plate was in place.
Margarita was where she wanted to be.
Карточка была на месте, Маргарита попала туда, куда нужно было.
Yes, they say that to this day the critic Latunsky rums pale remembering that terrible evening, and to this day he utters the name of Berlioz with veneration.
Да, говорят, что и до сих пор критик Латунский бледнеет, вспоминая этот страшный вечер, и до сих пор с благоговением произносит имя Берлиоза.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 21 оценках: 4 из 5 1