6#

Мастер и Маргарита. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Мастер и Маргарита". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 686 книг и 1999 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 362 из 407  ←предыдущая следующая→ ...

'Like pineapples in a greenhouse,' said Behemoth and, the better to admire the cream-coloured building with columns, he climbed the concrete footing of the cast-iron fence.
– Как ананасы в оранжереях, – сказал Бегемот и, чтобы получше полюбоваться на кремовый дом с колоннами, влез на бетонное основание чугунной решетки.
`Perfectly correct,' Koroviev agreed with his inseparable companion, 'and a sweet awe creeps into one's heart at the thought that in this house there is now ripening the future author of a Don Quixote or a Faust, or, devil take me, a Dead Souls.
– Совершенно верно, – согласился со своим неразлучным спутником Коровьев, – и сладкая жуть подкатывает к сердцу, когда думаешь о том, что в этом доме сейчас поспевает будующий автор
«Дон Кихота», или
«Фауста», или, черт меня побери,
«Мертвых душ»!
Eh?'
А?
'Frightful to think of,' agreed Behemoth.
– Страшно подумать, – подтвердил Бегемот.
'Yes,' Koroviev went on, 'one can expect astonishing things from the hotbeds of this house, which has united under its roof several thousand zealots resolved to devote their lives to the service of Melpomene, Polyhymnia and Thalia. [7] You can imagine the noise that will arise when one of them, for starters, offers the reading public The Inspector General or, if worse comes to worst, Evgeny Onegin.'[9]
– Да, – продолжал Коровьев, – удивительных вещей можно ожидать в парниках этого дома, объединившего под своею кровлей несколько тысяч подвижников, решивших отдать беззаветно свою жизнь на служение Мельпомене, Полигимнии и Талии.
Ты представляешь себе, какой поднимется шум, когда кто нибудь из них для начала преподнесет читающей публике
«Ревизора» или, на самый худой конец,
«Евгения Онегина»!
'Quite easily,' Behemoth again agreed.
– И очень просто, – опять таки подтвердил Бегемот.
'Yes,' Koroviev went on, anxiously raising his finger, 'but! ...
– Да, – продолжал Коровьев и озабоченно поднял палец, – но!
But, I say, and I repeat this but ...
Но, говорю я и повторяю это – но!
Only if these tender hothouse plants are not attacked by some microorganism that gnaws at their roots so that they rot!
Если на эти нежные тепличные растения не нападет какой нибудь микроорганизм, не подточит их в корне, если они не загниют!
And it does happen with pineapples!
А это бывает с ананасами!
Oh, my, does it!'
Ой ой ой, как бывает!
'Incidentally,' inquired Behemoth, putting his round head through an opening in the fence, 'what are they doing on the veranda?'
– Кстати, – осведомился Бегемот, просовывая свою круглую голову через дыру в решетке, – что это они делают на веранде?
'Having dinner,' explained Koroviev, 'and to that I will add, my dear, that the restaurant here is inexpensive and not bad at all.
– Обедают, – объяснил Коровьев, – добавлю к этому, дорогой мой, что здесь очень недурной и недорогой ресторан.
And, by the way, like any tourist before continuing his trip, I feel a desire to have a bite and drink a big, ice-cold mug of beer.'
А я, между тем, как и всякий турист перед дальнейшим путешествием, испытываю желание закусить и выпить большую ледяную кружку пива.
'Me, too,' replied Behemoth, and the two blackguards marched down the asphalt path under the lindens straight to the veranda of the unsuspecting restaurant.
– И я тоже, – ответил Бегемот, и оба негодяя зашагали по асфальтовой дорожке под липами прямо к веранде не чуявшего беды ресторана.
A pale and bored citizeness in white socks and a white beret with a nib sat on a Viennese chair at the corner entrance to the veranda, where amid the greenery of the trellis an opening for the entrance had been made.
Бледная и скучающая гражданка в белых носочках и белом же беретике с хвостиком сидела на венском стуле у входа на веранду с угла, там, где в зелени трельяжа было устроено входное отверстие.
In front of her on a simple kitchen table lay a fat book of the ledger variety, in which the citizeness, for unknown reasons, wrote down all those who entered the restaurant.
Перед нею на простом кухонном столе лежала толстая конторского типа книга, в которую гражданка, неизвестно для каких причин, записывала входящих в ресторан.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 21 оценках: 4 из 5 1