StudyEnglishWords

6#

Мастер и Маргарита. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Мастер и Маргарита". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 392 книги и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 363 из 407  ←предыдущая следующая→ ...

It was precisely this citizeness who stopped Koroviev and Behemoth.
Этой именно гражданкой и были остановлены Коровьев и Бегемот.
'Your identification cards?'
She was gazing in amazement at Koroviev's pince-nez, and also at Behemoth's primus and Behemoth's torn elbow.
– Ваши удостоверения? – она с удивлением глядела на пенсне Коровьева, а также и на примус Бегемота, и на разорванный Бегемотов локоть.
`A thousand pardons, but what identification cards?' asked Koroviev in surprise.
– Приношу вам тысячу извинений, какие удостоверения? – спросил Коровьев, удивляясь.
'You're writers?' the cidzeness asked in her turn.
– Вы – писатели? – в свою очередь, спросила гражданка.
'Unquestionably,' Koroviev answered with dignity.
– Безусловно, – с достоинством ответил Коровьев.
"Your identification cards?' the citizeness repeated.
– Ваши удостоверения? – повторила гражданка.
'My sweetie ...'
Koroviev began tenderly.
– Прелесть моя… – начал нежно Коровьев.
'I'm no sweetie,' interrupted the citizeness.
– Я не прелесть, – перебила его гражданка.
'More's the pity,' Koroviev said disappointedly and went on;
'Well, so, if you don't want to be a sweetie, which would be quite pleasant, you don't have to be.
– О, как это жалко, – разочарованно сказал Коровьев и продолжал: – Ну, что ж, если вам не угодно быть прелестью, что было бы весьма приятно, можете не быть ею.
So, then, to convince yourself that Dostoevsky was a writer, do you have to ask for his identification card?
Так вот, чтобы убедиться в том, что Достоевский – писатель, неужели же нужно спрашивать у него удостоверение?
Just take any five pages from any one of his novels and you'll be convinced, without any identification card, that you're dealing with a writer.
Да возьмите вы любых пять страниц из любого его романа, и без всякого удостоверения вы убедитесь, что имеете дело с писателем.
And I don't think he even had any identification card!
Да я полагаю, что у него и удостоверения то никакого не было!
What do you think? ' Koroviev turned to Behemoth.
Как ты думаешь? – обратился Коровьев к Бегемоту.
'I'll bet he didn't,' replied Behemoth, setting the primus down on the table beside the ledger and wiping the sweat from his sooty forehead with his hand.
– Пари держу, что не было, – ответил тот, ставя примус на стол рядом с книгой и вытирая пот рукою на закопченном лбу.
'You're not Dostoevsky,' said the citizeness, who was getting muddled by Koroviev.
– Вы – не Достоевский, – сказала гражданка, сбиваемая с толку Коровьевым.
'Well, who knows, who knows,' he replied.
– Ну, почем знать, почем знать, – ответил тот.
`Dostoevsky's dead,' said the citizeness, but somehow not very confidently.
– Достоевский умер, – сказала гражданка, но как то не очень уверенно.
'I protest!'
Behemoth exclaimed hotly.
'Dostoevsky is immortal!'
– Протестую, – горячо воскликнул Бегемот. – Достоевский бессмертен!
'Your identification cards, citizens,' said the citizeness.
– Ваши удостоверения, граждане, – сказала гражданка.
'Good gracious, this is getting to be ridiculous!'
Koroviev would not give in.
'A writer is defined not by any identity card, but by what he writes.
– Помилуйте, это, в конце концов, смешно, – не сдавался Коровьев, – вовсе не удостоверением определяется писатель, а тем, что он пишет!
How do you know what plots are swarming in my head?
Почем вы знаете, какие замыслы роятся у меня в голове?
Or in this head?' and he pointed at Behemoth's head, from which the latter at once removed the cap, as if to let the citizeness examine it better.
Или в этой голове? – и он указал на голову Бегемота, с которой тот тотчас снял кепку, как бы для того, чтобы гражданка могла получше осмотреть ее.
'Step aside, citizens,' she said, nervously now.
– Пропустите, граждане, – уже нервничая, сказала она.
Koroviev and Behemoth stepped aside and let pass some writer in a grey suit with a tie-less, summer white shirt, the collar of which lay wide open on the lapels of his jacket, and with a newspaper under his arm.
Коровьев и Бегемот посторонились и пропустили какого то писателя в сером костюме, в летней без галстука белой рубашке, воротник которой широко лежал на воротнике пиджака, и с газетой под мышкой.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 19 оценках: 4 из 5 1