6#

Мастер и Маргарита. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Мастер и Маргарита". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 766 книг и 2212 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 367 из 407  ←предыдущая следующая→ ...

Archibald Archibaldovich's behaviour was the perfectly logical result of all that had gone before.
Поступки Арчибальда Арчибальдовича совершенно логически вытекали из всего предыдущего.
A knowledge of the latest events, and above all Archibald Archibaldovich's phenomenal intuition, told the chief of the Griboedov restaurant that his two visitors' dinner, while abundant and sumptuous, would be of extremely short duration.
Знание последних событий, а главным образом – феноменальное чутье Арчибальда Арчибальдовича подсказывали шефу Грибоедовского ресторана, что обед его двух посетителей будет хотя и обилен и роскошен, но крайне непродолжителен.
And his intuition, which had never yet deceived the former freebooter, did not let him down this time either.
И чутье, никогда не обманывающее бывшего флибустьера, не подвело его и на сей раз.
Just as Koroviev and Behemoth were clinking their second glasses of wonderful, cold, double-distilled Moskovskaya vodka, the sweaty and excited chronicler Boba Kandalupsky, famous in Moscow for his astounding omniscience, appeared on the veranda and at once sat down with the Petrakovs.
В то время как Коровьев и Бегемот чокались второй рюмкой прекрасной холодной московской двойной очистки водки, появился на веранде потный и взволнованный хроникер Боба Кандалупский, известный в Москве своим поразительным всеведением, и сейчас же подсел к Петраковым.
Placing his bulging briefcase on the table, Boba immediately put his lips to Petrakov's ear and whispered some very tempting things into it.
Положив свой разбухший портфель на столик, Боба немедленно всунул свои губы в ухо Петракову и зашептал в него какие то очень соблазнительные вещи.
Madame Petrakov, burning with curiosity, also put her ear to Boba's plump, greasy lips.
And he, with an occasional furtive look around, went on whispering and whispering, and one could make out separate words, such as:
Мадам Петракова, изнывая от любопытства, и свое ухо подставила к пухлым масленым губам Бобы, а тот, изредка воровски оглядываясь, все шептал и шептал, и можно было расслышать отдельные слова, вроде таких:
'I swear to you!
– Клянусь вам честью!
On Sadovaya, on Sadovaya! ...'
Boba lowered his voice still more, 'bullets have no effect! ... bullets ... bullets ... benzene ... fire bullets ...'
На Садовой, на Садовой, – Боба еще больше снизил голос, – не берут пули.
Пули… пули… бензин, пожар… пули…
'It's the liars that spread these vile rumours,' Madame Petrakov boomed in a contralto voice, somewhat louder in her indignation than Boba would have liked, 'they're the ones who ought to be explained!
– Вот этих бы врунов, которые распространяют гадкие слухи, – в негодовании несколько громче, чем хотел бы Боба, загудела контральтовым голосом мадам Петракова, – вот их бы следовало разъяснить!
Well, never mind, that's how it will be, they'll be called to order!
Ну, ничего, так и будет, их приведут в порядок!
Such pernicious lies!'
Какие вредные враки!
`Why lies, Antonida Porfirievna!' exclaimed Boba, upset by the disbelief of the writer's wife, and again began spinning:
'I tell you, bullets have no effect! ...
And then the fire ... they went up in the air ... in the air!'
Boba went on hissing, not suspecting that those he was talking about were sitting next to him, delighting in his yarn.
– Какие же враки, Антонида Порфирьевна! – воскликнул огорченный неверием супруги писателя Боба и опять засвистел: – Говорю вам, пули не берут… А теперь пожар… Они по воздуху… по воздуху, – Боба шипел, не подозревая того, что те, о ком он рассказывает, сидят рядом с ним, наслаждаясь его свистом.
However, this delight soon ceased: from an inner passage of the restaurant three men, their waists drawn in tightly by belts, wearing leggings and holding revolvers in their hands, strode precipitously on to the veranda.
Впрочем, это наслаждение скоро прекратилось.
Из внутреннего хода ресторана на веранду стремительно вышли трое мужчин с туго перетянутыми ремнями талиями, в крагах и с револьверами в руках.
The one in front cried ringingly and terribly:
Передний крикнул звонко и страшно:
скачать в HTML/PDF
share
основано на 23 оценках: 4 из 5 1