6#

Мастер и Маргарита. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Мастер и Маргарита". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 686 книг и 1999 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 400 из 407  ←предыдущая следующая→ ...

And so, almost everything was explained, and the investigation came to an end, as everything generally comes to an end.
Итак, почти все объяснилось, и кончилось следствие, как вообще все кончается.
Several years passed, and the citizens began to forget Woland, Koroviev and the rest.
Прошло несколько лет, и граждане стали забывать и Воланда, и Коровьева, и прочих.
Many changes took place in the lives of those who suffered from Woland and his company, and however trifling and insignificant those changes are, they still ought to be noted.
Произошли многие изменения в жизни тех, кто пострадал от Воланда и его присных, и как бы ни были мелки и незначительны эти изменения, все же следует их отметить.
Georges Bengalsky, for instance, after spending three months in the clinic, recovered and left it, but had to give up his work at the Variety, and that at the hottest time, when the public was flocking after tickets: the memory of black magic and its exposure proved very tenacious.
Жорж, например, Бенгальский, проведя в лечебнице четыре месяца, поправился и вышел, но службу в Варьете вынужден был покинуть, и в самое горячее время, когда публика валом шла за билетами, – память о черной магии и ее разоблачениях оказалась очень живуча.
Bengalsky left the Variety, for he understood that to appear every night before two thousand people, to be inevitably recognized and endlessly subjected to jeering questions of how he liked it better, with or without his head, was much too painful.
Бросил Бенгальский Варьете, ибо понимал, что представать ежевечерне перед двумя тысячами человек, быть неизбежно узнаваемым и бесконечно подвергаться глумливым вопросам о том, как ему лучше: с головой или без головы? – слишком мучительно.
And, besides that, the master of ceremonies had lost a considerable dose of his gaiety, which is so necessary in his profession.
Да, кроме того, утратил конферансье значительную дозу своей веселости, которая столь необходима при его профессии.
He remained with the unpleasant, burdensome habit of falling, every spring during the full moon, into a state of anxiety, suddenly clutching his neck, looking around fearfully and weeping.
Осталась у него неприятная, тягостная привычка каждую весну в полнолуние впадать в тревожное состояние, внезапно хвататься за шею, испуганно оглядываться и плакать.
These fits would pass, but all the same, since he had them, he could not continue in his former occupation, and so the master of ceremonies retired and started living on his savings, which, by his modest reckoning, were enough to last him fifteen years.
Припадки эти проходили, но все же при наличности их прежним делом нельзя было заниматься, и конферансье ушел на покой и начал жить на свои сбережения, которых, по его скромному подсчету, должно было хватить ему на пятнадцать лет.
He left and never again met Varenukha, who has gained universal popularity and affection by his responsiveness and politeness, incredible even among theatre administrators.
Он ушел и никогда больше не встречался с Варенухой, приобревшим всеобщую популярность и любовь за свою невероятную, даже среди театральных администраторов, отзывчивость и вежливость.
The free-pass seekers, for instance, never refer to him otherwise than as father-benefactor.
Контрамарочники, например, его иначе не называли, как отец благодетель.
One can call the Variety at any time and always hear in the receiver a soft but sad voice:
В какое бы время кто бы ни позвонил в Варьете, всегда слышался в трубке мягкий, но грустный голос:
`May I help you?'
And to the request that Varenukha be called to the phone, the same voice hastens to answer:
«Я вас слушаю», – а на просьбу позвать к телефону Варенуху, тот же голос поспешно отвечал:
'At your service.'
«Я к вашим услугам».
And, oh, how Ivan Savelyevich has suffered from his own politeness!
Но зато и страдал же Иван Савельевич от своей вежливости!
Styopa Likhodeev was to talk no more over the phone at the Variety.
Степе Лиходееву больше не приходится разговаривать по телефону в Варьете.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 21 оценках: 4 из 5 1