StudyEnglishWords

6#

Мастер и Маргарита. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Мастер и Маргарита". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 404 из 407  ←предыдущая следующая→ ...

But he also knows that there are things he cannot manage.
Но знает он также, что кое с чем он совладать не может.
He cannot manage this spring full moon.
Не может он совладать с этим весенним полнолунием.
As soon as it begins to approach, as soon as the luminary that once hung higher than the two five-branched candlesticks begins to swell and fill with gold, Ivan Nikolaevich becomes anxious, nervous, he loses appetite and sleep, waiting till the moon ripens.
Лишь только оно начинает приближаться, лишь только начинает разрастаться и наливаться золотом светило, которое когда то висело выше двух пятисвечий, становится Иван Николаевич беспокоен, нервничает, теряет аппетит и сон, дожидается, пока созреет луна.
And when the full moon comes, nothing can keep Ivan Nikolaevich at home.
И когда наступает полнолуние, ничто не удержит Ивана Николаевича дома.
Towards evening he goes out and walks to the Patriarch's Ponds.
Под вечер он выходит и идет на Патриаршие пруды.
Sitting on the bench, Ivan Nikolaevich openly talks to himself, smokes, squints now at the moon, now at the memorable turnstile.
Сидя на скамейке, Иван Николаевич уже откровенно разговаривает сам с собой, курит, щурится то на луну, то на хорошо памятный ему турникет.
Ivan Nikolaevich spends an hour or two like this.
Час или два проводит так Иван Николаевич.
Then he leaves his place and, always following the same itinerary, goes with empty and unseeing eyes through Spiridonovka to the lanes of the Arbat.
Затем снимается с места и всегда по одному и тому же маршруту, через Спиридоновку, с пустыми и незрячими глазами идет в Арбатские переулки.
He passes the kerosene shop, turns by a lopsided old gaslight, and steals up to a fence, behind which he sees a luxuriant, though as yet unclothed, garden, and in it a Gothic mansion, moon-washed on the side with the triple bay window and dark on the other.
Он проходит мимо нефтелавки, поворачивает там, где висит покосившийся старый газовый фонарь, и подкрадывается к решетке, за которой он видит пышный, но еще не одетый сад, а в нем – окрашенный луною с того боку, где выступает фонарь с трехстворчатым окном, и темный с другого – готический особняк.
The professor does not know what draws him to the fence or who lives in the mansion, but he does know that there is no fighting with himself on the night of the full moon.
Профессор не знает, что влечет его к решетке и кто живет в этом особняке, но знает, что бороться ему с собою в полнолуние не приходится.
Besides, he knows that he will inevitably see one and the same thing in the garden behind the fence.
Кроме того, он знает, что в саду за решеткой он неизбежно увидит одно и то же.
He will see an elderly and respectable man with a little beard, wearing a pince-nez, and with slightly piggish features, sitting on a bench.
Он увидит сидящего на скамеечке пожилого и солидного человека с бородкой, в пенсне и с чуть чуть поросячьими чертами лица.
Ivan Nikolaevich always finds this resident of the mansion in one and the same dreamy pose, his eyes turned towards the moon.
Иван Николаевич всегда застает этого обитателя особняка в одной и той же мечтательной позе, со взором, обращенным к луне.
It is known to Ivan Nikolaevich that, after admiring the moon, the seated man will unfailingly turn his gaze to the bay windows and fix it on them, as if expecting that they would presently be flung open and something extraordinary would appear on the window-sill.
Ивану Николаевичу известно, что, полюбовавшись луной, сидящий непременно переведет глаза на окна фонаря и упрется в них, как бы ожидая, что сейчас они распахнутся и появится на подоконнике что то необыкновенное.
The whole sequel Ivan Nikolaevich knows by heart.
Все дальнейшее Иван Николаевич знает наизусть.
Here he must bury himself deeper behind the fence, for presently the seated man will begin to turn his head restlessly, to snatch at something in the air with a wandering gaze, to smile rapturously, and then he will suddenly clasp his hands in a sort of sweet anguish, and then he will murmur simply and rather loudly:
Тут надо непременно поглубже схорониться за решеткой, ибо вот сейчас сидящий начнет беспокойно вертеть головой, блуждающими глазами ловить что то в воздухе, непременно восторженно улыбаться, а затем он вдруг всплеснет руками в какой то сладостной тоске, а затем уж и просто и довольно громко будет бормотать:
скачать в HTML/PDF
share
основано на 20 оценках: 4 из 5 1