StudyEnglishWords

6#

Мастер и Маргарита. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Мастер и Маргарита". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 393 книги и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 52 из 407  ←предыдущая следующая→ ...

'One-day Creative Trips.
«Однодневная творческая путевка.
Apply to M. V.
Обращаться к М.
В.
Spurioznaya.'
Подложной».
The next door bore a brief but now totally incomprehensible inscription:
Следующая дверь несла на себе краткую, но уже вовсе непонятную надпись:
'Perelygino'. [2] After which the chance visitor to Griboedov's would not know where to look from the motley inscriptions on the aunt's walnut doors: `Sign up for Paper with Poklevkina', `Cashier',
«Перелыгино».
Потом у случайного посетителя Грибоедова начинали разбегаться глаза от надписей, пестревших на ореховых теткиных дверях:
«Запись в очередь на бумагу у Поклевкиной»,
«Касса»,
'Personal Accounts of Sketch-Writers'...
«Личные расчеты скетчистов»…
If one cut through the longest line, which already went downstairs and out to the doorman's lodge, one could see the sign
'Housing Question' on a door which people were crashing every second.
Прорезав длиннейшую очередь, начинавшуюся уже внизу в швейцарской, можно было видеть надпись на двери, в которую ежесекундно ломился народ:
«Квартирный вопрос».
Beyond the housing question there opened out a luxurious poster on which a cliff was depicted and, riding on its crest, a horseman in a felt cloak with a rifle on his shoulder.
За квартирным вопросом открывался роскошный плакат, на котором изображена была скала, а по гребню ее ехал всадник в бурке и с винтовкой за плечами.
A little lower - palm trees and a balcony; on the balcony - a seated young man with a forelock, gazing somewhere aloft with very lively eyes, holding a fountain pen in his hand.
Пониже – пальмы и балкон, на балконе – сидящий молодой человек с хохолком, глядящий куда то ввысь очень очень бойкими глазами и держащий в руке самопишущее перо.
The inscription:
Подпись:
'Full-scale Creative Vacations from Two Weeks (Story/Novella) to One Year (Novel/Trilogy).
«Полнообъемные творческие отпуска от двух недель (рассказ новелла) до одного года (роман, трилогия).
Yalta, Suuk-Su, Borovoe, Tsikhidziri, Makhindzhauri, Leningrad (Winter Palace).'[3] There was also a line at this door, but not an excessive one - some hundred and fifty people.
Ялта, Суук Су, Боровое, Цихидзири, Махинджаури, Ленинград (Зимний дворец)».
У этой двери также была очередь, но не чрезмерная, человек в полтораста.
Next, obedient to the whimsical curves, ascents and descents of the Griboedov house, came the `Massolit Executive Board',
Далее следовали, повинуясь прихотливым изгибам, подъемам и спускам Грибоедовского дома, –
«Правление МАССОЛИТа»,
'Cashiers nos.
2, 3, 4, 5',
«Кассы № 2, 3, 4, 5»,
'Editorial Board',
«Редакционная коллегия»,
'Chairman of Massolit',
«Председатель МАССОЛИТа»,
'Billiard Room', various auxiliary institutions and, finally, that same hall with the colonnade where the aunt had delighted in the comedy other genius nephew.
«Бильярдная», различные подсобные учреждения, наконец, тот самый зал с колоннадой, где тетка наслаждалась комедией гениального племянника.
Any visitor finding himself in Griboedov's, unless of course he was a total dim-wit, would realize at once what a good life those lucky fellows, the Massolit members, were having, and black envy would immediately start gnawing at him.
Всякий посетитель, если он, конечно, был не вовсе тупицей, попав в Грибоедова, сразу же соображал, насколько хорошо живется счастливцам – членам МАССОЛИТа, и черная зависть начинала немедленно терзать его.
And he would immediately address bitter reproaches to heaven for not having endowed him at birth with literary talent, lacking which there was naturally no dreaming of owning a Massolit membership card, brown, smelling of costly leather, with a wide gold border - a card known to all Moscow.
И немедленно же он обращал к небу горькие укоризны за то, что оно не наградило его при рождении литературным талантом, без чего, естественно, нечего было и мечтать овладеть членским МАССОЛИТским билетом, коричневым, пахнущим дорогой кожей, с золотой широкой каймой, – известным всей Москве билетом.
Who will speak in defence of envy?
Кто скажет что нибудь в защиту зависти?
This feeling belongs to the nasty category, but all the same one must put oneself in the visitor's position.
Это чувство дрянной категории, но все же надо войти и в положение посетителя.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 19 оценках: 4 из 5 1