StudyEnglishWords

6#

Межзвездный скиталец. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Межзвездный скиталец". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 542 книги и 1777 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 178 из 291  ←предыдущая следующая→ ...

And there were young women whose faces warmed with compassion as they gazed on the bulk of my shoulders, the blue of my eyes, and my long yellow hair—I who had once been a prince of Koryu and the ruler of provinces.
Встречались молодые женщины, с состраданием смотревшие на мои широкие плечи, на мои синие глаза и длинные желтые волосы -- на того, кто некогда был принцем Кориу и владыкой провинции.
And there were rabbles of children that tagged at our heels, jeering and screeching, pelting us with filth of speech and of the common road.
И целые толпы ребятишек бежали по пятам за нами, с криками и издевательствами, осыпая нас грязной руганью.
Beyond the Yalu, forty miles wide, was the strip of waste that constituted the northern frontier and that ran from sea to sea.
За Ялу на ширину сорока миль тянулась полоса пустыни, составлявшая северную границу и шедшая от моря до моря.
It was not really waste land, but land that had been deliberately made waste in carrying out Cho-Sen’s policy of isolation.
В действительности это не была пустыня -- ее сделала пустыней политика изоляции, которую проводил Чо-Сен.
On this forty-mile strip all farms, villages and cities had been destroyed.
На этой сорокамильной полосе уничтожены были все хутора, деревни и города.
It was no man’s land, infested with wild animals and traversed by companies of mounted Tiger Hunters whose business was to kill any human being they found.
Это была "ничья страна", кишевшая дикими зверями и пересекавшаяся только отрядами конных тигровых охотников, которые обязаны были убивать всякого человека, встреченного в этой полосе.
That way there was no escape for us, nor was there any escape for us by sea.
Этим путем мы не могли бежать, как не могли бежать и морем.
As the years passed my seven fellow-cunies came more to frequent Fusan.
Годы проходили, мои семь матросов, товарищи по несчастью, чаще появлялись в Фузане.
It was on the south-east coast where the climate was milder.
Он находится на юго-восточном берегу, где климат мягче.
But more than climate, it lay nearest of all Cho-Sen to Japan.
Но гораздо важнее климата было то, что это ближайший во всем ЧоСене путь к Японии.
Across the narrow straits, just farther than the eye can see, was the one hope of escape Japan, where doubtless occasional ships of Europe came.
Через узкий пролив, которого, однако, нельзя было окинуть даже взглядом, лежала наша надежда на спасение.
Из Японии, куда, несомненно, время от времени приходили суда из Европы.
Strong upon me is the vision of those seven ageing men on the cliffs of Fusan yearning with all their souls across the sea they would never sail again.
Как сейчас вижу перед собой на утесах Фузана этих семерых людей, жадно глядящих на море, по которому им не суждено было больше плавать.
At times junks of Japan were sighted, but never lifted a familiar topsail of old Europe above the sea-rim.
Временами показывались японские джонки, но ни разу мы не заметили знакомого паруса старой Европы.
Years came and went, and the seven cunies and myself and the Lady Om, passing through middle life into old age, more and more directed our footsteps to Fusan.
Проходили годы, а семь матросов и я с княжной Ом, вступившие уже из пожилого возраста в старость, все чаще направляли свои стопы к Фузану.
And as the years came and went, now one, now another failed to gather at the usual place.
И по мере того как уходили годы, то один, то другой отсутствовал на обычном месте.
Hans Amden was the first to die.
Первым умер Ганс Амден.
Jacob Brinker, who was his road-mate, brought the news.
Сообщил нам об этом Якоб Бринкнер, его спутник по скитаниям.
Jacob Brinker was the last of the seven, and he was nearly ninety when he died, outliving Tromp a scant two years.
Якоб Бринкнер был последним из семерки и умер почти девяноста лет, пережив Тромпа всего двумя годами.
скачать в HTML/PDF
share