5#

Миссис Дэллоуэй. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Миссис Дэллоуэй". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2249 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

Последние добавленные на изучение слова (изучено 0 для этой книги)

страница 1 из 186  ←предыдущая следующая→ ...

Virginia Woolf
Вирджиния Вулф
Mrs. Dalloway
Миссис Дэллоуэй
Mrs. Dalloway said she would buy the flowers herself.
Миссис Дэллоуэй сказала, что сама купит цветы.
For Lucy had her work cut out for her.
Люси и так с ног сбилась.
The doors would be taken off their hinges; Rumpelmayer's men were coming.
Надо двери с петель снимать; придут от Рампльмайера.
And then, thought Clarissa Dalloway, what a morning-fresh as if issued to children on a beach.
И вдобавок, думала Кларисса Дэллоуэй, утро какое – свежее, будто нарочно приготовлено для детишек на пляже.
What a lark!
Как хорошо!
What a plunge!
Будто окунаешься!
For so it had always seemed to her, when, with a little squeak of the hinges, which she could hear now, she had burst open the French windows and plunged at Bourton into the open air.
Так бывало всегда, когда под слабенький писк петель, который у нее и сейчас в ушах, она растворяла в Нортоне стеклянные двери террасы и окуналась в воздух.
How fresh, how calm, stiller than this of course, the air was in the early morning; like the flap of a wave; the kiss of a wave; chill and sharp and yet (for a girl of eighteen as she then was) solemn, feeling as she did, standing there at the open window, that something awful was about to happen; looking at the flowers, at the trees with the smoke winding off them and the rooks rising, falling; standing and looking until Peter Walsh said,
Свежий, тихий, не то что сейчас, конечно, ранний, утренний воздух; как шлепок волны; шепоток волны; чистый, знобящий и (для восемнадцатилетней девчонки) полный сюрпризов; и она ждала у растворенной двери: что-то вот-вот случится; она смотрела на цветы, деревья, дым оплетал их, вокруг петляли грачи; а она стояла, смотрела, пока Питер Уолш не сказал:
"Musing among the vegetables?"-was that it?-"I prefer men to cauliflowers"-was that it?
«Мечтаете среди овощей?»
Так, кажется?
«Мне люди нравятся больше капусты».
Так, кажется?
He must have said it at breakfast one morning when she had gone out on to the terrace-Peter Walsh.
Он сказал это, вероятно, после завтрака, когда она вышла на террасу.
Питер Уолш.
He would be back from India one of these days, June or July, she forgot which, for his letters were awfully dull; it was his sayings one remembered; his eyes, his pocket-knife, his smile, his grumpiness and, when millions of things had utterly vanished-how strange it was!-a few sayings like this about cabbages.
На днях он вернется из Индии, в июне, в июле, она забыла, когда именно, у него такие скучные письма; это слова его запоминаются; и глаза; перочинный ножик, улыбка, брюзжанье и, когда столько вещей безвозвратно ушло – до чего же странно! – кое-какие фразы, например про капусту.
She stiffened a little on the kerb, waiting for Durtnall's van to pass.
Она застыла на тротуаре, пережидая фургон.
A charming woman, Scrope Purvis thought her (knowing her as one does know people who live next door to one in Westminster); a touch of the bird about her, of the jay, blue-green, light, vivacious, though she was over fifty, and grown very white since her illness.
Прелестная женщина, подумал про нее Скруп Певис (он ее знал, как знаешь тех, кто живет рядом с тобой в Вестминстере); чем-то, пожалуй, похожа на птичку; на сойку; сине-зеленая, легонькая, живая, хоть ей уже за пятьдесят и после болезни она почти совсем поседела.
There she perched, never seeing him, waiting to cross, very upright.
Не заметив его, очень прямая, она стояла у перехода, и лицо ее чуть напряглось.
For having lived in Westminster -how many years now? over twenty,- one feels even in the midst of the traffic, or waking at night, Clarissa was positive, a particular hush, or solemnity; an indescribable pause; a suspense (but that might be her heart, affected, they said, by influenza) before Big Ben strikes.
Потому что, когда проживешь в Вестминстере – сколько? уже больше двадцати лет, – даже посреди грохота улицы или проснувшись посреди ночи, да, положительно – ловишь это особенное замирание, неописуемую, томящую тишину (но, может быть, все у нее из-за сердца, из-за последствий, говорят, инфлюэнцы) перед самым ударом Биг-Бена.
скачать в HTML/PDF
share

←предыдущая следующая→ ...