StudyEnglishWords

7#

Моби Дик, или Белый кит. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Моби Дик, или Белый кит". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 393 книги и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 246 из 589  ←предыдущая следующая→ ...

Lit up by the moon, it looked celestial; seemed some plumed and glittering god uprising from the sea.
Освещенный луной, он казался небесным, словно сверкающий пернатый бог, восставший со дна морского.
Fedallah first descried this jet.
Первым его заметил Федалла.
For of these moonlight nights, it was his wont to mount to the main-mast head, and stand a look-out there, with the same precision as if it had been day.
Ибо в эти лунные ночи он завел себе привычку подыматься на верхушку грот-мачты и стоять там до утра дозором, словно среди бела дня.
And yet, though herds of whales were seen by night, not one whaleman in a hundred would venture a lowering for them.
А ведь по ночам, даже если киты попадались целыми стадами, вряд ли один китобоец из ста рискнул бы спустить вельботы.
You may think with what emotions, then, the seamen beheld this old Oriental perched aloft at such unusual hours; his turban and the moon, companions in one sky.
Нетрудно вообразить поэтому, с каким чувством поглядывали матросы на этого престарелого азиата, стоящего на мачте в столь необычное время, так что его тюрбан и луна вдвоем сияли с одних небес.
But when, after spending his uniform interval there for several successive nights without uttering a single sound; when, after all this silence, his unearthly voice was heard announcing that silvery, moon-lit jet, every reclining mariner started to his feet as if some winged spirit had lighted in the rigging, and hailed the mortal crew.
Но когда он, выстаивая там свою неизменную вахту в течение нескольких ночей подряд, не издал за это время ни звука и когда потом среди тишины вдруг раздался его нездешний голос, оповещая о появлении серебристого, мерцающего в лунном свете фонтана, все спавшие матросы повскакали с коек, словно это некий крылатый дух опустился на снасти и призывал смертный экипаж пред очи свои.
"There she blows!"
"Фонтан на горизонте!"
Had the trump of judgment blown, they could not have quivered more; yet still they felt no terror; rather pleasure.
Прозвучи там труба архангела, и тогда не охватил бы их такой трепет, однако они испытывали не страх, а скорее удовольствие.
For though it was a most unwonted hour, yet so impressive was the cry, and so deliriously exciting, that almost every soul on board instinctively desired a lowering.
Ибо возглас этот, хоть и раздавшийся в неурочный час, звучал так властно и так взбудоражил их своим безумным призывом, что все как один на борту готовы были тут же пуститься в погоню.
Walking the deck with quick, side-lunging strides, Ahab commanded the t'gallant sails and royals to be set, and every stunsail spread.
Быстро, припадая на одну ногу, прошел по палубе Ахав, на ходу приказывая поставить брамсели и бом-брамсели и раздернуть лисели.
The best man in the ship must take the helm.
Самый искусный рулевой был поставлен у штурвала.
Then, with every mast-head manned, the piled-up craft rolled down before the wind.
И вот, неся дозорных на верхушке каждой мачты, судно на всех парусах полетело по ветру.
The strange, upheaving, lifting tendency of the taffrail breeze filling the hollows of so many sails, made the buoyant, hovering deck to feel like air beneath the feet; while still she rushed along, as if two antagonistic influences were struggling in her—one to mount direct to heaven, the other to drive yawingly to some horizontal goal.
Непривычно норовистый попутный ветер так и вздымал, так и подбрасывал корабль, наполняя все это множество парусов, и ожившая, трепещущая палуба совсем не чувствовалась под ногами; а между тем судно неслось вперед; казалось, два непримиримых стремления боролись в нем, одно - прямо ввысь, в небеса, другое - вдаль, к смутной цели на горизонте.
And had you watched Ahab's face that night, you would have thought that in him also two different things were warring.
А если бы вы видели в это время лицо Ахава, вы подумали бы, что и в нем столкнулись две враждующие силы.
While his one live leg made lively echoes along the deck, every stroke of his dead limb sounded like a coffin-tap.
Шаги его живой ноги отдавались по палубе эхом, но каждый удар его мертвой конечности звучал как стук молотка по крышке гроба.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 6 оценках: 4 из 5 1