6#

О дивный новый мир. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "О дивный новый мир". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 707 книг и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 105 из 190  ←предыдущая следующая→ ...

How beautiful she was!
Как прекрасна Ленайна!
How beautiful!
Как прекрасна!
Then suddenly he found himself reflecting that he had only to take
hold of the zipper at her neck and give one long, strong pull ...
He shut
his eyes, he shook his head with the gesture of a dog shaking its ears
as it emerges from the water.
Затем он вдруг поймал себя на мысли, что стоит лишь решительно и длинно потянуть вниз эту застежку у нее на шее… Он закрыл глаза, он тряхнул головой, как встряхивается, выходя из воды, ушастый пес.
Detestable thought!
Пакостная мысль!
He was ashamed of
himself.
Стыд охватил его.
Pure and vestal modesty ...
«О чистая и девственная скромность!..»
There was a humming in the air.
В воздухе послышалось жужжание.
Another fly trying to steal immortal
blessings?
Опять хочет муха похитить бессмертное благословенье?
A wasp?
Или оса?
He looked, saw nothing.
Он поднял глаза — не увидел ни осы, ни мухи.
The humming grew louder
and louder, localized itself as being outside the shuttered windows.
Жужжание делалось все громче, и стало ясно, что оно идет из-за ставней, снаружи.
The
plane!
Вертоплан!
In a panic, he scrambled to his feet and ran into the other
room, vaulted through the open window, and hurrying along the path
between the tall agaves was in time to receive Bernard Marx as he
climbed out of the helicopter.
В панике Джон вскочил на ноги, метнулся вон, выпрыгнул в разбитое окно и, пробежав по тропке между высокими агавами, поспел как раз к приземленью вертоплана.
Chapter Ten
Глава десятая
THE HANDS of all the four thousand electric clocks in all the Blooms-bury Centre's four thousand rooms marked twenty-seven minutes past two.
На всех четырех тысячах электрических часов во всех четырех тысячах залов и комнат Центра стрелки показывали двадцать семь минут третьего.
"This hive of industry," as the Director was fond of calling it, was in the full buzz of work.
В «нашем трудовом улье», как любил выражаться Директор, стоял рабочий шум.
Every one was busy, everything in ordered motion.
Все и вся трудилось, упорядоченно двигалось.
Under the microscopes, their long tails furiously lashing, spermatozoa were burrowing head first into eggs; and, fertilized, the eggs were expanding, dividing, or if bokanovskified, budding and breaking up into whole populations of separate embryos.
Под микроскопами, яростно двигая длинными хвостиками, сперматозоиды бодливо внедрялись в яйцеклетки и оплодотворенные яйца разрастались, делились или же, пройдя бокановскизацию, почковались, давая целые популяции близнецов.
From the Social Predestination Room the escalators went rumbling down into the basement, and there, in the crimson darkness, stewingly warm on their cushion of peritoneum and gorged with blood-surrogate and hormones, the foetuses grew and grew or, poisoned, languished into a stunted Epsilonhood.
С урчанием шли эскалаторы из Зала предопределения вниз, в Эмбрионарий, и там, в вишневом сумраке, прея на подстилках из свиной брюшины, насыщаясь кровезаменителем и гормонами, росли зародыши или, отравленные спиртом, прозябали, превращались в щуплых эпсилонов.
With a faint hum and rattle the moving racks crawled imperceptibly through the weeks and the recapitulated aeons to where, in the Decanting Room, the newly-unbottled babes uttered their first yell of horror and amazement.
С тихим рокотом ползли конвейерные ленты незаметно глазу — сквозь недели, месяцы и сквозь биологические эры, повторяемые эмбрионами в своем развитии, — в Зал раскупорки, где новораскупоренные младенцы издавали первый вопль изумления и ужаса.
The dynamos purred in the sub-basement, the lifts rushed up and down.
Гудели в подвальном этаже электрогенераторы, мчались вверх и вниз грузоподъемнички.
On all the eleven floors of Nurseries it was feeding time.
На всех одиннадцати этажах Младопитомника было время кормления.
From eighteen hundred bottles eighteen hundred carefully labelled infants were simultaneously sucking down their pint of pasteurized external secretion.
Восемнадцать сотен снабженных ярлыками младенцев дружно тянули из восемнадцати сотен бутылок свою порцию пастеризованного млечного продукта.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 4 оценках: 5 из 5 1