6#

Падение дома Ашеров. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Падение дома Ашеров". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 667 книг и 1955 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 12 из 21  ←предыдущая следующая→ ...

The conditions of the sentience had been here, he imagined, fulfilled in the method of collocation of these stones—in the order of their arrangement, as well as in that of the many fungi which overspread them, and of the decayed trees which stood around—above all, in the long undisturbed endurance of this arrangement, and in its reduplication in the still waters of the tarn.
Способность чувствовать, казалось ему, порождается уже самым расположением этих камней, их сочетанием, а также сочетанием мхов и лишайников, которыми они поросли, и обступивших дом полумертвых дерев - и, главное, тем, что все это, ничем не потревоженное, так долго оставалось неизменным и повторялось в недвижных водах озера.
Its evidence—the evidence of the sentience—was to be seen, he said, (and I here started as he spoke), in the gradual yet certain condensation of an atmosphere of their own about the waters and the walls.
Да, все это способно чувствовать, в чем можно убедиться воочию, говорил Ашер (при этих словах я даже вздрогнул), - своими глазами можно видеть, как медленно, но с несомненностью сгущается над озером и вкруг стен дома своя особенная атмосфера.
The result was discoverable, he added, in that silent yet importunate and terrible influence which for centuries had moulded the destinies of his family, and which made him what I now saw him—what he was.
А следствие этого, прибавил он, - некая безмолвная и, однако же, неодолимая и грозная сила, она веками лепит по-своему судьбы всех Ашеров, она и его сделала тем, что он есть, - таким, как я вижу его теперь.
Such opinions need no comment, and I will make none.
О подобных воззрениях сказать нечего, и я не стану их разъяснять.
Our books—the books which, for years, had formed no small portion of the mental existence of the invalid—were, as might be supposed, in strict keeping with this character of phantasm.
Нетрудно догадаться, что наши книги - книги, которыми долгие годы питался ум моего больного друга, - вполне соответствовали его причудливым взглядам.
We pored together over such works as the
Нас увлекали
"Вер-Вер" и
“Ververt et Chartreuse” of Gresset; the
"Монастырь" Грессэ,
“Belphegor” of Machiavelli; the
"Бельфегор" Макиавелли,
“Heaven and Hell” of Swedenborg; the
"Рай и ад" Сведенборга,
“Subterranean Voyage of Nicholas Klimm” by Holberg; the
"Подземные странствия Николаса Климма" Хольберга,
“Chiromancy” of Robert Flud, of Jean D’Indaginé, and of De la Chambre; the
"Хиромантия" Роберта Флада, труды Жана д'Эндажинэ и Делашамбра,
“Journey into the Blue Distance” of Tieck; and the
"Путешествие в голубую даль" Тика и
“City of the Sun” of Campanella.
"Город солнца" Кампанеллы.
One favorite volume was a small octavo edition of the
Едва ли не любимой книгой был томик in octavo
“Directorium Inquisitorium,” by the Dominican Eymeric de Gironne; and there were passages in Pomponius Mela, about the old African Satyrs and Œgipans, over which Usher would sit dreaming for hours.
"Директориум Инквизиториум" доминиканца Эймерика Жеронского.
Часами в задумчивости сиживал Ашер и над иными страницами Помпония Мелы о древних африканских сатирах и эгипанах.
His chief delight, however, was found in the perusal of an exceedingly rare and curious book in quarto Gothic—the manual of a forgotten church—the Vigiliæ Mortuorum Secundum Chorum Ecclesiæ Maguntinæ.
Но больше всего наслаждался он, перечитывая редкостное готическое издание in quarto - требник некоей забытой церкви - Vigiliae Mortuorum Secundum Chorum Ecclesiae Maguntinae [Бдения по усопшим согласно хору магунтинской церкви (лат.).].
I could not help thinking of the wild ritual of this work, and of its probable influence upon the hypochondriac, when, one evening, having informed me abruptly that the lady Madeline was no more, he stated his intention of preserving her corpse for a fortnight (previously to its final interment), in one of the numerous vaults within the main walls of the building.
Должно быть, неистовый дух этой книги, описания странных и мрачных обрядов немало повлияли на моего болезненно впечатлительного друга, невольно подумал я, когда однажды вечером он отрывисто сказал мне, что леди Мэдилейн больше нет и что до погребения он намерен две недели хранить ее тело в стенах замка, в одном из подземелий.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1