4#

Письма Баламута. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Письма Баламута". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 766 книг и 2212 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 79 из 86  ←предыдущая следующая→ ...

There is, of course, always the chance, not of chloroforming the shame, but of aggravating it and producing Despair.
Есть, конечно, еще одна возможность - не заглушать в нем стыд, а углублять до отчаяния.
This would be a great triumph.
Это было бы грандиозно!
It would show that he had believed in, and accepted, the Enemy's forgiveness of his other sins only because he himself did not fully feel their sinfulness--that in respect of the one vice which he really understands in its full depth of dishonour he cannot seek, nor credit, the Mercy.
Он решил бы, что веровал и принимал прощение от Врага только потому, что сам не вполне ощущал свою греховность, а когда дело дошло до греха, который он осознал во всей его унизительности, он не мог ни искать Вражьего милосердия, ни доверять Ему.
But I fear you have already let him get too far in the Enemy's school, and he knows that Despair is a greater sin than any of the sins which provoke it.
Но, боюсь, он достаточно хороший ученик в школе Врага и знает, что отчаяние - больший грех, чем все грехи, которые его породили.
As to the actual technique of temptations to cowardice, not much need be said.
Что же до самой техники искушений к трусости, тут все просто.
The main point is that precautions have a tendency to increase fear.
Осторожность способствует развитию этого греха.
The precautions publicly enjoined on your patient, however, soon become a matter of routine and this effect disappears.
Но осторожность, связанная с работой, быстро становится привычкой, так что здесь от нее нет прока.
What you must do is to keep running in his mind (side by side with the conscious intention of doing his duty) the vague idea of all sorts of things he can do or not do, inside the framework of the duty, which seem to make him a little safer.
Вместо этого тебе надо сделать так, чтобы у него в голове мелькали смутные мысли (при твердом намерении выполнить долг), не сделать ли ему что-нибудь, чтобы было побезопасней.
Get his mind off the simple rule ("I've got to stay here and do so-and-so") into a series of imaginary life lines ("If A happened--though I very much hope it won't--I could do B--and if the worst came to the worst, I could always do C").
Отведи его мысль от простого правила:
"Я должен остаться здесь и делать то-то и то-то" и замени рядом воображаемых ситуаций (Если случится А- а я очень надеюсь, что не случится,- я смогу сделать В,- и, если уж произойдет самое худшее, я всегда смогу сделать С).
Superstitions, if not recognised as such, can be awakened.
Можно пробудить и суеверия, разумеется, называя их иначе.
The point is to keep him feeling that he has something, other than the Enemy and courage the Enemy supplies, to fall back on, so that what was intended to be a total commitment to duty becomes honeycombed all through with little unconscious reservations.
Главное, заставь его чувствовать, что у него есть что-то помимо Врага и мужества, Врагом дарованного, и что он может на это опереться.
Тогда всецелая преданность долгу начинает напоминать решето, где дырочки - множество маленьких оговорок.
By building up a series of imaginary expedients to prevent "the worst coming to the worst" you may produce, at that level of his will which he is not aware of, a determination that the worst shall not come to the worst.
Построив систему воображаемых уловок, призванных предотвратить "наихудшее", ты создаешь в бессознательной части его воли убеждение, что "наихудшее" случиться не должно.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 5 оценках: 4 из 5 1