StudyEnglishWords

5#

Повесть о двух городах. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Повесть о двух городах". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 387 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 137 из 375  ←предыдущая следующая→ ...

As to the strength of his case, he had not a doubt about it, but clearly saw his way to the verdict.
Что же касается того, как отнесется к делу другая сторона, — на этот счет он был совершенно спокоен и ни минуты не сомневался, что решение будет в его пользу.
Argued with the jury on substantial worldly grounds—the only grounds ever worth taking into account—it was a plain case, and had not a weak spot in it.
Если подойти к этому с чисто судейской точки зрения, вынести, так сказать, на суд присяжных, то, принимая во внимание все имеющиеся налицо солидные вещественные данные — а какие же еще данные можно принимать в расчет? — дело было абсолютно бесспорное, не к чему было н придраться.
He called himself for the plaintiff, there was no getting over his evidence, the counsel for the defendant threw up his brief, and the jury did not even turn to consider.
Он видел себя в роли истца, который подкрепляет свой иск такими неопровержимыми доказательствами, что противной стороне некуда податься, и присяжные, даже не удаляясь для совещания, единодушно выносят решение в его пользу.
After trying it, Stryver, C.
J., was satisfied that no plainer case could be.
Так судья Страйвер разбирал свое дело и убеждался, что оно проще простого и тут никаких расхождений быть не может.
Accordingly, Mr. Stryver inaugurated the Long Vacation with a formal proposal to take Miss Manette to Vauxhall Gardens; that failing, to Ranelagh; that unaccountably failing too, it behoved him to present himself in Soho, and there declare his noble mind.
Исходя из этого, он решил дать ход делу в первый же день летних вакаций и торжественно пригласил мисс Манетт в сады Воксхолла; когда это приглашение отклонили, он пригласил ее в Рэнле[35]; а когда и это почему-то не вышло, он надумал отправиться собственной персоной в Сохо и там объявить ей о своих благородных намерениях.
Towards Soho, therefore, Mr. Stryver shouldered his way from the Temple, while the bloom of the Long Vacation's infancy was still upon it.
Итак, в один из первых дней летних вакаций, в их самую раннюю младенческую пору, мистер Страйвер вышел из Тэмпла и направил свои стопы в Сохо.
Anybody who had seen him projecting himself into Soho while he was yet on Saint Dunstan's side of Temple Bar, bursting in his full-blown way along the pavement, to the jostlement of all weaker people, might have seen how safe and strong he was.
Всякий, кто видел бы, как он, шествуя еще близ Септ-Дунстана у Тэмплских ворот[36], уже отбрасывает слою дородную тень на Сохо, и, сияя цветущей физиономией, величественно возвышается над толпой, и расталкивает тщедушных прохожих, невольно подумал бы — вот уж этот сумеет постоять за себя, для него не существует никаких препятствий.
His way taking him past Tellson's, and he both banking at Tellson's and knowing Mr. Lorry as the intimate friend of the Manettes, it entered Mr. Stryver's mind to enter the bank, and reveal to Mr. Lorry the brightness of the Soho horizon.
Путь его лежал мимо банка Теллсона, а так как он держал деньги у Теллсона и знал, что мистер Лорри свой человек в доме доктора Манетта, ему пришла мысль зайти в банк и посвятить мистера Лорри в блестящие перспективы, готовые вот-вот открыться для обитателей тупика в Сохо.
So, he pushed open the door with the weak rattle in its throat, stumbled down the two steps, got past the two ancient cashiers, and shouldered himself into the musty back closet where Mr. Lorry sat at great books ruled for figures, with perpendicular iron bars to his window as if that were ruled for figures too, and everything under the clouds were a sum.
Толкнув плечом дверь, которая захрипела и всхлипнула, он грузно шагнул вниз через две ступеньки, протиснулся боком мимо двух древних старичков кассиров и ввалился в затхлый закуток, где мистер Лорри, уткнувшись в громадные бухгалтерские книги, разграфленные по линейке для цифр, сидел под окном, тоже разграфленным по линейке перпендикулярными прутьями решетки, как будто и туда полагалось вписывать цифры, а затем все, что ни есть в мире, складывать в сумму.
"Halloa!" said Mr. Stryver.
— Здрасте! — сказал мистер Страйвер.
"How do you do?
— Ну, как изволите поживать, мистер Лорри?
I hope you are well!"
Надеюсь, благополучно?
It was Stryver's grand peculiarity that he always seemed too big for any place, or space.
Мистер Страйвер отличался удивительной особенностью: в любом месте, где бы он ни появлялся, он, казалось, загромождал собою все — от него сразу становилось тесно.
He was so much too big for Tellson's, that old clerks in distant corners looked up with looks of remonstrance, as though he squeezed them against the wall.
И сейчас он так загромоздил собой все помещение банка Теллсона, что древние старички, сидевшие в закутке в дальнем конце комнаты, покосились на него с возмущением, как будто он совсем припер их к стене.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 3 из 5 1