StudyEnglishWords

5#

Повесть о двух городах. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Повесть о двух городах". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 392 книги и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 71 из 375  ←предыдущая следующая→ ...

How the evidence that had been warped and wrested from the young lady, whose anguish in giving it they had witnessed, came to nothing, involving the mere little innocent gallantries and politenesses likely to pass between any young gentleman and young lady so thrown together;—with the exception of that reference to George Washington, which was altogether too extravagant and impossible to be regarded in any other light than as a monstrous joke.
Что вырванные насильно и превратно истолкованные показания юной леди, — все видели, как тяжело ей было выступать в роли свидетельницы, — свелись, в сущности, к самым безобидным пустякам, — невинной болтовне, маленьким одолжениям, любезностям и услугам, какие всегда готов оказать молодой человек случайно встреченной в дороге молодой спутнице; и что тут, собственно, не о чем и говорить, за исключением глупого замечания о Георге Вашингтоне, но разве можно отнестись к подобной чепухе и нелепице иначе, как к необдуманной шутке?
How it would be a weakness in the government to break down in this attempt to practise for popularity on the lowest national antipathies and fears, and therefore Mr. Attorney-General had made the most of it; how, nevertheless, it rested upon nothing, save that vile and infamous character of evidence too often disfiguring such cases, and of which the State Trials of this country were full.
Что со стороны государства было бы непростительной слабостью потакать в данном случае самым низменным инстинктам толпы, ибо не годится искать себе популярность, раздувая низменные инстинкты и страхи в народе, как это делал сегодня господин главный прокурор; но что как бы он ни старался, ему, в сущности, не на что опереться, кроме как на грязные и низкие доносы, которые, к сожалению, часто искажают характер подобных дел, обременяя судопроизводство нашей страны!
But, there my Lord interposed (with as grave a face as if it had not been true), saying that he could not sit upon that Bench and suffer those allusions.
Но тут судья, прервав защитника, и с таким суровым видом, как если бы все это не было чистейшей правдой, заявил, что он не может допустить, чтобы в его присутствии позволяли себе в суде подобные выпады.
Mr.
Stryver then called his few witnesses, and Mr. Cruncher had next to attend while Mr. Attorney-General turned the whole suit of clothes Mr. Stryver had fitted on the jury, inside out; showing how Barsad and Cly were even a hundred times better than he had thought them, and the prisoner a hundred times worse.
Затем мистер Страйвер вызвал несколько свидетелей защиты, после чего мистер Кранчер имел удовольствие слушать господина главного прокурора, который, вывернув наизнанку только что сшитую пару, так старательно пригнанную мистером Страйвером на господ присяжных, всячески доказывал, что Барсед и Клан еще во сто раз лучше, чем он мог предположить, а подсудимый во сто раз хуже.
Lastly, came my Lord himself, turning the suit of clothes, now inside out, now outside in, but on the whole decidedly trimming and shaping them into grave-clothes for the prisoner.
А напоследок выступил сам милорд и тоже начал выворачивать эту пару то на лицо, то наизнанку и вместе с тем старательно сметывал все так, чтобы из нее получился саван для подсудимого.
And now, the jury turned to consider, and the great flies swarmed again.
И вот, наконец, присяжные удалились на совещание, а туча синих мух снова поднялась и загудела.
Mr.
Carton, who had so long sat looking at the ceiling of the court, changed neither his place nor his attitude, even in this excitement.
Мистер Картон, который все время сидел и разглядывал потолок, и сейчас не сдвинулся с места, несмотря на бурное оживление в зале.
While his learned friend, Mr. Stryver, massing his papers before him, whispered with those who sat near, and from time to time glanced anxiously at the jury; while all the spectators moved more or less, and grouped themselves anew; while even my Lord himself arose from his seat, and slowly paced up and down his platform, not unattended by a suspicion in the minds of the audience that his state was feverish; this one man sat leaning back, with his torn gown half off him, his untidy wig put on just as it had happened to light on his head after its removal, his hands in his pockets, and his eyes on the ceiling as they had been all day.
В то время, как его ученый собрат, мистер Страйвер, разбирал разложенные перед ним бумаги, переговаривался шепотом со своими коллегами, сидящими рядом, и время от времени тревожно поглядывал на присяжных; в то время, как зрители переходили с места на место, стояли кучками, толпились в проходах; в то время, как сам милорд поднялся со своего кресла и медленно прохаживался по возвышению, отчего в публике уже прошел слух, что его лихорадит, — один только этот человек сидел привалясь к спинке стула; рваная судейская мантия наполовину съехала с его плеч, взлохмаченный парик, который он на минуту снял по просьбе судьи и тут же надел не глядя, едва держался на голове; засунув руки в карманы, он сидел, уставившись в потолок, так же, как сидел в течение целого дня.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 3 из 5 1