StudyEnglishWords

5#

Повесть о двух городах. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Повесть о двух городах". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 367 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 86 из 375  ←предыдущая следующая→ ...

When he got out of the house, the air was cold and sad, the dull sky overcast, the river dark and dim, the whole scene like a lifeless desert.
Картон вышел на улицу, и на него пахнуло холодом и уныньем.
Серое небо нависло тяжелыми тучами; река катилась темная, свинцовая, и город казался вымершей пустыней.
And wreaths of dust were spinning round and round before the morning blast, as if the desert-sand had risen far away, and the first spray of it in its advance had begun to overwhelm the city.
Ветер налетал мелкими порывами, взвивал редкие облачка пыли, и они клубились, клубились в воздухе словно предвестники надвигающейся неизвестно откуда песчаной бури, которая собирается засыпать весь город.
Waste forces within him, and a desert all around, this man stood still on his way across a silent terrace, and saw for a moment, lying in the wilderness before him, a mirage of honourable ambition, self-denial, and perseverance.
Один в этой пустыне, обступившей его со всех сторон и словно показывающей ему его собственное опустошение, Картон остановился у парапета, глядя на спящий город, и вдруг перед глазами его вырос сияющий мираж, мираж благородного честолюбия, стойкости и самоотречения.
In the fair city of this vision, there were airy galleries from which the loves and graces looked upon him, gardens in which the fruits of life hung ripening, waters of Hope that sparkled in his sight.
В чудесном городе этого сказочного виденья высились воздушные террасы, откуда на него смотрели гении и грации, в цветущих садах зрели плоды жизни и били, сверкая, светлые ключи надежд.
A moment, and it was gone.
Миг — и виденье исчезло.
Climbing to a high chamber in a well of houses, he threw himself down in his clothes on a neglected bed, and its pillow was wet with wasted tears.
Свернув в темный двор, похожий на каменный колодец, он поднялся к себе наверх, под самую крышу, бросился, не раздеваясь, на убогую кровать и уткнулся лицом в подушку; и она тотчас же стала мокрой от его бессильных слез.
Sadly, sadly, the sun rose; it rose upon no sadder sight than the man of good abilities and good emotions, incapable of their directed exercise, incapable of his own help and his own happiness, sensible of the blight on him, and resigning himself to let it eat him away.
Печально, печально поднялось солнце и осветило печальное зрелище, ибо что может быть печальнее, нежели человек с богатыми дарованьями и благородными чувствами, который не сумел найти им настоящее применение, не сумел помочь себе, позаботиться о счастье своем, побороть обуявший его порок, а покорно предался ему на свою погибель.
VI.
Hundreds of People
Глава VI Толпы народу
The quiet lodgings of Doctor Manette were in a quiet street-corner not far from Soho-square.
Тихий домик доктора Манетта стоял на углу маленькой улочки неподалеку от площади Сохо.
On the afternoon of a certain fine Sunday when the waves of four months had rolled over the trial for treason, and carried it, as to the public interest and memory, far out to sea, Mr. Jarvis Lorry walked along the sunny streets from Clerkenwell where he lived, on his way to dine with the Doctor.
Однажды после полудня в погожий воскресный день, спустя четыре месяца после описанного нами суда по делу об измене, когда все это уже давно изгладилось из памяти людской и потонуло в волнах забвения, мистер Джарвис Лорри шел не спеша по солнечной улице, направляясь из Клеркенуэла, где он жил, к доктору Манетту обедать.
After several relapses into business-absorption, Mr. Lorry had become the Doctor's friend, and the quiet street-corner was the sunny part of his life.
Мистер Лорри, который в своем деловом усердии ото всего отгораживался делами, в конце концов подружился с доктором, и мирный домик на углу тихой улочки стал для него солнечной стороной его жизни.
On this certain fine Sunday, Mr. Lorry walked towards Soho, early in the afternoon, for three reasons of habit.
В этот погожий воскресный день у мистера Лорри для столь раннего путешествия в Сохо были три повода, которые уже стали для него чем-то привычным.
Firstly, because, on fine Sundays, he often walked out, before dinner, with the Doctor and Lucie; secondly, because, on unfavourable Sundays, he was accustomed to be with them as the family friend, talking, reading, looking out of window, and generally getting through the day; thirdly, because he happened to have his own little shrewd doubts to solve, and knew how the ways of the Doctor's household pointed to that time as a likely time for solving them.
Во-первых, если в воскресенье стояла хорошая погода, он до обеда шел погулять с доктором и Люси; во-вторых, если погода, наоборот, не располагала к прогулке, он привык коротать с ними время в качестве друга дома, беседовать, читать, смотреть в окно, — словом, проводить с ними весь воскресный день; и, наконец, в-третьих, случалось, что ему иной раз нужно было разрешить кой-какие вопросы и сомнения, и он, зная распорядок дня в доме доктора, полагал, что в воскресенье всего удобнее улучить для этого время.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 3 из 5 1