4#

Преступление и наказание, Часть третья. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Преступление и наказание, Часть третья". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 696 книг и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 65 из 85  ←предыдущая следующая→ ...

Raskolnikov smiled at the exaggerated and intentional distortion of his idea.
Раскольников усмехнулся усиленному и умышленному искажению своей идеи.
"What?
- Как?
What do you mean?
Что такое?
A right to crime?
Право на преступление?
But not because of the influence of environment?"
Razumihin inquired with some alarm even.
Но ведь не потому, что "заела среда"? - с каким-то даже испугом осведомился Разумихин.
"No, not exactly because of it," answered Porfiry.
- Нет, нет, не совсем потому, - ответил Порфирий.
"In his article all men are divided into 'ordinary' and 'extraordinary.'
- Все дело в том, что в ихней статье все люди как-то разделяются на "обыкновенных" и "необыкновенных".
Ordinary men have to live in submission, have no right to transgress the law, because, don't you see, they are ordinary.
Обыкновенные должны жить в послушании и не имеют права переступать закона, потому что они, видите ли, обыкновенные.
But extraordinary men have a right to commit any crime and to transgress the law in any way, just because they are extraordinary.
А необыкновенные имеют право делать всякие преступления и всячески преступать закон, собственно потому, что они необыкновенные.
That was your idea, if I am not mistaken?"
Так у вас, кажется, если только не ошибаюсь?
"What do you mean?
- Да как же это?
That can't be right?"
Razumihin muttered in bewilderment.
Быть не может, чтобы так! - в недоумении бормотал Разумихин.
Raskolnikov smiled again.
Раскольников усмехнулся опять.
He saw the point at once, and knew where they wanted to drive him.
Он разом понял, в чем дело и на что его хотят натолкнуть; он помнил свою статью.
He decided to take up the challenge.
Он решился принять вызов.
"That wasn't quite my contention," he began simply and modestly.
- Это не совсем так у меня, - начал он просто и скромно.
"Yet I admit that you have stated it almost correctly; perhaps, if you like, perfectly so." (It almost gave him pleasure to admit this.)
"The only difference is that I don't contend that extraordinary people are always bound to commit breaches of morals, as you call it.
- Впрочем, признаюсь, вы почти верно ее изложили, даже, если хотите, и совершенно верно... (Ему точно приятно было согласиться, что совершенно верно.) Разница единственно в том, что я вовсе не настаиваю, чтобы необыкновенные люди непременно должны и обязаны были творить всегда всякие бесчинства, как вы говорите.
In fact, I doubt whether such an argument could be published.
Мне кажется даже, что такую статью и в печать бы не пропустили.
I simply hinted that an 'extraordinary' man has the right... that is not an official right, but an inner right to decide in his own conscience to overstep... certain obstacles, and only in case it is essential for the practical fulfilment of his idea (sometimes, perhaps, of benefit to the whole of humanity).
Я просто-запросто намекнул, что "необыкновенный" человек имеет право... то есть не официальное право, а сам имеет право разрешить своей совести перешагнуть... через иные препятствия, и единственно в том только случае, если исполнение его идеи (иногда спасительной, может быть, для всего человечества) того потребует.
You say that my article isn't definite; I am ready to make it as clear as I can.
Вы изволите говорить, что статья моя неясна; я готов ее вам разъяснить, по возможности.
Perhaps I am right in thinking you want me to; very well.
Я, может быть, не ошибусь, предполагая, что вам, кажется, того и хочется; извольте-с.
I maintain that if the discoveries of Kepler and Newton could not have been made known except by sacrificing the lives of one, a dozen, a hundred, or more men, Newton would have had the right, would indeed have been in duty bound... to _eliminate_ the dozen or the hundred men for the sake of making his discoveries known to the whole of humanity.
По-моему, если бы Кеплеровы и Ньютоновы открытия вследствие каких-нибудь комбинаций никоим образом не могли бы стать известными людям иначе как с пожертвованием жизни одного, десяти, ста и так далее человек, мешавших бы этому открытию или ставших бы на пути как препятствие, то Ньютон имел бы право, и даже был бы обязан... устранить этих десять или сто человек, чтобы сделать известными свои открытия всему человечеству.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1