StudyEnglishWords

5#

Преступление и наказание, Часть пятая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Преступление и наказание, Часть пятая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 367 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 70 из 79  ←предыдущая следующая→ ...

Towards evening this sensation usually began to weigh on him more heavily.
В вечерний час это ощущение обыкновенно еще сильней начинало его мучить.
"With this idiotic, purely physical weakness, depending on the sunset or something, one can't help doing something stupid!
- Вот с этакими-то глупейшими, чисто физическими немощами, зависящими от какого-нибудь заката солнца, и удержись сделать глупость!
You'll go to Dounia, as well as to Sonia," he muttered bitterly.
Не то что к Соне, а к Дуне пойдешь! - пробормотал он ненавистно.
He heard his name called.
Его окликнули.
He looked round.
Lebeziatnikov rushed up to him.
Он оглянулся; к нему бросился Лебезятников.
"Only fancy, I've been to your room looking for you.
- Вообразите, я был у вас, ищу вас.
Only fancy, she's carried out her plan, and taken away the children.
Вообразите, она исполнила свое намерение и детей увела!
Sofya Semyonovna and I have had a job to find them.
Мы с Софьей Семеновной насилу их отыскали.
She is rapping on a frying-pan and making the children dance.
Сама бьет в сковороду, детей заставляет петь и плясать.
The children are crying.
Дети плачут.
They keep stopping at the cross-roads and in front of shops; there's a crowd of fools running after them.
Останавливаются на перекрестках и у лавочек.
За ними глупый народ бежит.
Come along!"
Пойдемте.
"And Sonia?"
Raskolnikov asked anxiously, hurrying after Lebeziatnikov.
- А Соня?.. - тревожно спросил Раскольников, поспешая за Лебезятниковым.
"Simply frantic.
- Просто в исступлении.
That is, it's not Sofya Semyonovna's frantic, but Katerina Ivanovna, though Sofya Semyonova's frantic too.
То есть не Софья Семеновна в исступлении, а Катерина Ивановна; а впрочем, и Софья Семеновна в исступлении.
But Katerina Ivanovna is absolutely frantic.
А Катерина Ивановна совсем в исступлении.
I tell you she is quite mad.
Говорю вам, окончательно помешалась.
They'll be taken to the police.
Их в полицию возьмут.
You can fancy what an effect that will have....
Можете представить, как это подействует...
They are on the canal bank, near the bridge now, not far from Sofya Semyonovna's, quite close."
Они теперь на канаве у -ского моста, очень недалеко от Софьи Семеновны.
Близко.
On the canal bank near the bridge and not two houses away from the one where Sonia lodged, there was a crowd of people, consisting principally of gutter children.
На канаве, не очень далеко от моста и не доходя двух домов от дома, где жила Соня, столпилась куча народу.
Особенно сбегались мальчишки и девчонки.
The hoarse broken voice of Katerina Ivanovna could be heard from the bridge, and it certainly was a strange spectacle likely to attract a street crowd.
Хриплый, надорванный голос Катерины Ивановны слышался еще от моста.
И действительно, это было странное зрелище, способное заинтересовать уличную публику.
Katerina Ivanovna in her old dress with the green shawl, wearing a torn straw hat, crushed in a hideous way on one side, was really frantic.
Катерина Ивановна в своем стареньком платье, в драдедамовой шали и в изломанной соломенной шляпке, сбившейся безобразным комком на сторону, была действительно в настоящем исступлении.
She was exhausted and breathless.
Она устала и задыхалась.
Her wasted consumptive face looked more suffering than ever, and indeed out of doors in the sunshine a consumptive always looks worse than at home.
But her excitement did not flag, and every moment her irritation grew more intense.
Измучившееся чахоточное лицо ее смотрело страдальнее, чем когда-нибудь (к тому же на улице, на солнце, чахоточный всегда кажется больнее и обезображеннее, чем дома); но возбужденное состояние ее не прекращалось, и она с каждою минутой становилась еще раздраженнее.
She rushed at the children, shouted at them, coaxed them, told them before the crowd how to dance and what to sing, began explaining to them why it was necessary, and driven to desperation by their not understanding, beat them....
Она бросалась к детям, кричала на них, уговаривала, учила их тут же при народе, как плясать и петь, начинала им растолковывать, для чего это нужно, приходила в отчаяние от их непонятливости, била их...
скачать в HTML/PDF
share