4#

Раковый корпус. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Раковый корпус". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 814 книг и 2612 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 359 из 616  ←предыдущая следующая→ ...

It merely said
'Stalin and Some Problems of Communist Construction'. [Footnote: The word
'Construction' is here used in the communist sense of 'constructing a new society'. (Translator's note)].
А — „Сталин и вопросы коммунистического строительства“.
            Was that all?
Только и всего?
Just
'Some Problems'?
Только — „и вопросы“?
Just those few problems?
Только — эти вопросы?
Problems of Construction?
Строительства?
Why Construction?
Почему — строительства?
They might as well be writing about protective forest belts. [Footnote: A feature of Stalin's
'Plan for the Transformation of Nature', the last of his grandiose schemes.
It has now been abandoned. (Translators' note)].
Так можно и о лесозащитных полосах написать!
            What about the military victories?
А где — военные победы?
What about the philosophical genius?
А где — философский гений?
What about the giant of the sciences?
А где — Корифей Наук?
What about the entire people's love for him?
А где — всенародная любовь?
            Knitting his brow, Pavel Nikolayevich gazed sufferingly through his spectacles at the swarthy face of Vadim.
Сквозь очки, со сжатым лбом и страдая, Павел Николаевич посмотрел на тёмное лицо Вадима.
            'How could it happen?
Eh?...'
— Как это может быть, а?.. 
He peeped cautiously over his shoulder at Kostoglotov, who seemed to be asleep.
— Через плечо он осторожно обернулся на Костоглотова.
His eyes were shut and his head was hanging down from the bed as usual.
Тот, видно, спал: глаза закрыты, всё так же свешена голова. 
            'Two months ago, just two months, isn't that right?
You remember, his seventy-fifth birthday!
— Два месяца назад, ведь два, да? вы вспомните, — семидесятипятилетие!
Everything the way it's always been.
A huge picture and a huge heading,
'The Great Successor'.
Все как по-прежнему: огромный портрет! огромный заголовок — „Великий Продолжатель“.
Isn't that right?
Да?..
Isn't that right?'
А?..
            It wasn't the danger, no it wasn't the danger that now threatened those who were left after his death - it was the ingratitude.
It was this ingratitude that wounded Rusanov most of all, as though his own great services, his own irreproachable record were what they were spitting on and trampling underfoot.
Даже не опасность, нет, не та опасность, что отсюда росла для оставшихся жить, но — неблагодарность! неблагодарность, вот что больше всего сейчас уязвило Русанова — как будто на его собственные личные заслуги, на его собственную безупречность наплевали и растолкли.
If the Glory that resounds in Eternity could be muffled and cut short after only two years, if the Most Beloved, the Most Wise, the One whom all your superiors and superiors' superiors obeyed, could be overturned and hushed up within twenty-four months - then what remained?
What could one rely on?
Если Слава, гремящая в Веках, куцо обгрызлась уже на второй год; если Самого Любимого, Самого Мудрого, того, кому подчинялись все твои прямые руководители и руководители руководителей — свернули и замяли в двадцать четыре месяца — так что же остаётся? где же опора?
How could a man recover his health in such circumstances?
И как же тут выздоравливать?
            'You see,' Vadim said very softly, 'officially there was an order issued recently to commemorate only the anniversaries of births, not those of deaths.
— Видите, — очень тихо сказал Вадим, — формально было недавно постановление, что годовщин смерти не отмечать, только годовщины рождения.
скачать в HTML/PDF
share