5#

Сага о Форсайтах. I Собственник. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Сага о Форсайтах. I Собственник". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 586 книг и 1839 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 235 из 320  ←предыдущая следующая→ ...

And in Soames there was some common pride, not sufficient to make him do a really generous action, but enough to prevent his indulging in an extremely mean one, except, perhaps, in very hot blood.
Сомс, кроме того, обладал чувством гордости, не настолько сильным, чтобы толкнуть его на подлинно великодушный поступок, но вполне достаточным, чтобы удержать от подлости, совершить которую он был способен разве только в пылу сильного раздражения.
Above all this a true Forsyte refused to feel himself ridiculous.
А больше всего остального этот истый Форсайт боялся показаться смешным.
Short of actually beating his wife, he perceived nothing to be done; he therefore accepted the situation without another word.
Не решившись поколотить жену, он не знал, что предпринять дальше, и без лишних слов примирился со своим положением.
Throughout the summer and autumn he continued to go to the office, to sort his pictures, and ask his friends to dinner.
Все лето и осень Сомс продолжал ходить в контору, возиться с картинами и приглашать знакомых к обеду.
He did not leave town; Irene refused to go away.
Он по-прежнему жил в городе: Ирэн отказалась переехать.
The house at Robin Hill, finished though it was, remained empty and ownerless.
Дом в Робин-Хилле - совершенно готовый - стоял пустой, без хозяев.
Soames had brought a suit against the Buccaneer, in which he claimed from him the sum of three hundred and fifty pounds.
Сомс возбудил против "пирата" иск, требуя выплаты трехсот пятидесяти фунтов.
A firm of solicitors, Messrs.
Защиту Боснии взяла на себя адвокатская фирма
Freak and Able, had put in a defence on Bosinney's behalf.
"Фрик и Эйбл".
Admitting the facts, they raised a point on the correspondence which, divested of legal phraseology, amounted to this: To speak of 'a free hand in the terms of this correspondence' is an Irish bull.
Признав основательность фактов, изложенных в иске, они составили протест, который, в очищенном от юридической терминологии виде, сводился к следующему: говорить о "полной свободе действий в пределах, указанных в переписке", - полнейшая нелепость.
By a chance, fortuitous but not improbable in the close borough of legal circles, a good deal of information came to Soames' ear anent this line of policy, the working partner in his firm, Bustard, happening to sit next at dinner at Walmisley's, the Taxing Master, to young Chankery, of the Common Law Bar.
Совершенно случайно - такие факты редки, но вполне вероятны в узком кругу юристов - сведения о курсе, взятом защитой, дошли до ушей Сомса: его компаньону Бастарлу пришлось однажды сидеть за обедом у эксперта по определению судебных издержек Уололмисли рядом с молодым Ченкери из гражданского отделения суда.
The necessity for talking what is known as 'shop,' which comes on all lawyers with the removal of the ladies, caused Chankery, a young and promising advocate, to propound an impersonal conundrum to his neighbour, whose name he did not know, for, seated as he permanently was in the background, Bustard had practically no name.
Необходимость переводить разговор на профессиональные темы, которая возникает у всех законников, как только дамы уходят из комнаты, заставила Ченкери, молодого адвоката, подающего большие надежды, загадать загадку своему соседу, фамилии которого он не знал, - у Бастарда, вечно прозябающего на задворках, в сущности говоря, и не было фамилии.
He had, said Chankery, a case coming on with a 'very nice point.'
He then explained, preserving every professional discretion, the riddle in Soames' case.
Ченкери сказал, что ведет дело, в котором имеется один "весьма щекотливый пункт", затем, всячески соблюдая профессиональную скромность, объяснил уязвимое место в иске Сомса.
Everyone, he said, to whom he had spoken, thought it a nice point.
Все, кому он только ни рассказывал, заявил Ченкери, считают это "весьма щекотливым пунктом".
The issue was small unfortunately, 'though d——d serious for his client he believed'—Walmisley's champagne was bad but plentiful.
A Judge would make short work of it, he was afraid.
К сожалению, иск пустяковый, "хотя его клиенту, кажется, придется ох как туго". (Шампанское у Уолмисли подавали плохое, но в большом количестве.) Ченкери опасался, что судья Не станет особенно вникать в суть дела.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1