5#

Святилище. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Святилище". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 766 книг и 2212 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 218 из 233  ←предыдущая следующая→ ...

Ahead of him he saw other figures running, turning into the alley beside the jail; then he heard the sound, of the fire; the furious sound of gasoline.
Впереди он видел еще несколько бегущих фигур, сворачивающих в проулок возле тюрьмы; потом услышал рев огня, яростный рев горящего бензина.
He turned into the alley.
Свернул в проулок.
He could see the blaze, in the center of a vacant lot where on market days wagons were tethered.
Увидел яркое пламя посреди пустыря, где в базарные дни привязывали фургоны.
Against the flames black figures showed, antic; he could hear panting shouts; through a fleeting gap he saw a man turn and run, a mass of flames, still carrying a five-gallon coal oil can which exploded with a rocket-like glare while he carried it, running.
На фоне пламени мелькали кривляющиеся темные силуэты; он слышал крики запыхавшихся людей; сквозь внезапно образовавшуюся брешь увидел, как весь охваченный пламенем человек повернулся и побежал, не выпуская взорвавшийся с ослепительной вспышкой пятигаллоновый бидон.
He ran into the throng, into the circle which had formed about a blazing mass in the middle of the lot.
Хорес ворвался в толпу, в круг, образовавшийся посреди пустыря.
From one side of the circle came the screams of the man about whom the coal oil can had exploded, but from the central mass of fire there came no sound at all.
С одной стороны круга доносились вопли человека, в руках у которого взорвался бидон, но из центра костра не доносилось ни звука.
It was now indistinguishable, the flames whirling in long and thunderous plumes from a white-hot mass out of which there defined themselves faintly the ends of a few posts and planks.
Теперь к костру нельзя было приблизиться; из раскаленной добела массы, в которой виднелись остатки столбов и досок, длинными ревущими языками вырывалось пламя.
Horace ran among them; they were holding him, but he did not know it; they were talking, but he could not hear the voices.
Хорес метался среди толпы; его хватали, но он не замечал этого; переговаривались, но он не слышал голосов.
“It’s his lawyer.”
- Его адвокат.
“Here’s the man that defended him.
- Защищал.
That tried to get him clear.”
Хотел обелить.
“Put him in, too.
- Бросить и его туда.
There’s enough left to burn a lawyer.”
Там еще хватит огня, чтобы спалить адвоката.
“Do to the lawyer what we did to him.
- Сделать с адвокатом то же, что и с ним.
What he did to her.
Что он сделал с ней.
Only we never used a cob.
Только не початком.
We made him wish we had used a cob.”
Он пожалеет, что это не початок.
Horace couldn’t hear them.
Хорес не слышал их.
He couldn’t hear the man who had got burned screaming.
Не слышал воплей обожженного.
He couldn’t hear the fire, though it still swirled upward unabated, as though it were living upon itself, and soundless: a voice of fury like in a dream, roaring silently out of a peaceful void.
Не слышал огня, хотя пламя, словно живя своей жизнью, продолжало вздыматься, неослабно и беззвучно: яростный гул, будто во сне, безмолвно ревел из немой пустоты.
30
XXX
The trains at Kinston were met by an old man who drove a seven passenger car.
He was thin, with gray eyes and a gray moustache with waxed ends.
В Кинстоне пассажиров на вокзале встречал худощавый сероглазый старик с нафабренными усами, владелец семиместной машины.
скачать в HTML/PDF
share