5#

Сердце тьмы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Сердце тьмы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 783 книги и 2336 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

Последние добавленные на изучение слова (изучено 0 для этой книги)

страница 1 из 112  ←предыдущая следующая→ ...

Joseph Conrad
Джозеф Конрад
HEART OF DARKNESS
Сердце тьмы
I
I
The Nellie, a cruising yawl, swung to her anchor without a flutter of the sails, and was at rest.
Яхта
«Нелли» покачнулась на якоре — паруса ее были неподвижны — и застыла.
The flood had made, the wind was nearly calm, and being bound down the river, the only thing for it was to come to and wait for the turn of the tide.
Был прилив, ветер почти стих, а так как ей предстояло спуститься по реке, то ничего другого не оставалось, как бросить якорь и ждать отлива.
The sea-reach of the Thames stretched before us like the beginning of an interminable waterway.
Перед нами раскрывалось устье Темзы, словно вход в бесконечный пролив.
In the offing the sea and the sky were welded together without a joint, and in the luminous space the tanned sails of the barges drifting up with the tide seemed to stand still in red clusters of canvas sharply peaked, with gleams of varnished sprits.
В этом месте море и небо сливались, и на ослепительной глади поднимающиеся с приливом вверх по реке баржи казались неподвижными; гроздья обожженных солнцем красноватых парусов, заостренных вверху, блестели своими полированными шпринтовами.
A haze rested on the low shores that ran out to sea in vanishing flatness.
Туман навис над низкими берегами, которые словно истаивали, сбегая к морю.
The air was dark above Gravesend, and farther back still seemed condensed into a mournful gloom, brooding motionless over the biggest, and the greatest, town on earth.
Над Грейвсэндом легла тень, а дальше, вглубь, тени сгущались в унылый сумрак, застывший над самым большим и великим городом на земле.
The Director of Companies was our captain and our host.
Капитаном и владельцем яхты был директор акционерной компании.
We four affectionately watched his back as he stood in the bows looking to seaward.
Мы четверо дружелюбно на него поглядывали, когда он, повернувшись к нам спиной, стоял на носу и смотрел в сторону моря.
On the whole river there was nothing that looked half so nautical.
На всей реке никто так не походил на типичного моряка, как он.
He resembled a pilot, which to a seaman is trustworthiness personified.
Он был похож на лоцмана, который для моряков олицетворяет собою все, что достойно доверия.
It was difficult to realize his work was not out there in the luminous estuary, but behind him, within the brooding gloom.
Трудно было поверить, что его профессия влекла его не вперед, к этому ослепительному устью, но назад — туда, где сгустился мрак.
Between us there was, as I have already said somewhere, the bond of the sea.
Как я уже когда-то говорил, все мы были связаны узами, какие налагает море.
Besides holding our hearts together through long periods of separation, it had the effect of making us tolerant of each other’s yarns—and even convictions.
Поддерживая нашу дружбу в течение долгих периодов разлуки, эти узы помогали нам относиться терпимо к рассказам и даже убеждениям каждого из нас.
The Lawyer—the best of old fellows—had, because of his many years and many virtues, the only cushion on deck, and was lying on the only rug.
Адвокат — превосходный старик — пользовался, вследствие преклонного своего возраста и многочисленных добродетелей, единственной подушкой, имевшейся на палубе, и лежал на единственном нашем пледе.
The Accountant had brought out already a box of dominoes, and was toying architecturally with the bones.
Бухгалтер уже извлек коробку с домино и забавлялся, возводя строения из костяных плиток.
Marlow sat cross-legged right aft, leaning against the mizzen-mast.
Марлоу сидел скрестив ноги и прислонившись спиной к бизань-мачте.
He had sunken cheeks, a yellow complexion, a straight back, an ascetic aspect, and, with his arms dropped, the palms of hands outwards, resembled an idol.
У него были впалые щеки, желтый цвет лица, прямой торс и аскетический вид; сидя с опущенными руками и вывернутыми наружу ладонями, он походил на идола.
скачать в HTML/PDF
share

←предыдущая следующая→ ...