StudyEnglishWords

7#

Собачье сердце. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Собачье сердце". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 389 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 78 из 97  ←предыдущая следующая→ ...

The individuals vanished instantly as soon as Fyodor had replaced the receiver.
Личности мгновенно отбыли, лишь только Фёдор повесил трубку.
After they had gone it was found that a malachite ashtray had mysteriously vanished from a console in the hall, also Philip Philipovich’s beaver hat and his walking-stick with a gold band inscribed:
Неизвестно куда после ухода личностей задевалась малахитовая пепельница с подзеркальника в передней бобровая шапка Филиппа Филипповича и его же трость, на каковой трости золотой вязью было написано:
‘From the grateful hospital staff to Philip Philipovich in memory of
“X”-day with affection and respect/
«Дорогому и уважаемому Филиппу Филипповичу благодарные ординаторы в день …», дальше шла римская цифра X.
‘Who were they?’ said Philip Philipovich aggressively, clenching his fists.
– Кто они такие? – наступал Филипп Филиппович, сжимая кулаки на Шарикова.
Staggering and clutching the fur-coats, Sharikov muttered something about not knowing who they were, that they were a couple of bastards but good chaps.
Тот, шатаясь и прилипая к шубам, бормотал насчёт того, что личности ему неизвестны, что они не сукины сыны какие-нибудь, а – хорошие.
‘The strangest thing of all was that they were both drunk… How did they manage to lay their hands on the stuff?’ said Philip Philipovich in astonishment, glancing at the place where his presentation walking-stick had stood until recently.
– Изумительнее всего, что ведь они же оба пьяные… Как же они ухитрились? – поражался Филипп Филиппович, глядя на то место в стойке, где некогда помещалась память юбилея.
‘They’re experts,’ explained Fyodor as he returned home to bed with a rouble in his pocket.
– Специалисты, – пояснил Фёдор, удаляясь спать с рублём в кармане.
Sharikov categorically denied having stolen the 20 roubles, mumbling something indistinct about himself not being the only person in the flat.
От двух червонцев Шариков категорически отперся и при этом выговорил что-то неявственное насчёт того, что вот, мол, он не один в квартире.
‘Aha, I see — I suppose Doctor Bormenthal stole the money?’ enquired Philip Philipovich in a voice that was quiet but terrifying in its intonation.
– Ага, быть может, это доктор Борменталь свистнул червонцы? – осведомился Филипп Филиппович тихим, но страшным по оттенку голосом.
Sharikov staggered, opened his bleary eyes and offered the suggestion:
Шариков качнулся, открыл совершенно посоловевшие глаза и высказал предположение:
‘Maybe Zina took it…*
– А может быть, Зинка взяла…
‘What?’ screamed Zina, appearing in the doorway like a spectre, clutching an unbuttoned cardigan across her bosom.
‘How could he…’
– Что такое?.. – закричала Зина, появившись в дверях как привидение, прикрывая на груди расстёгнутую кофточку ладонью, – да как он…
Philip Philipovich’s neck flushed red.
Шея Филиппа Филипповича налилась красным цветом.
‘Calm down, Zina,’ he said, stretching out his arm to her, ‘don’t get upset, we’ll fix this.’
– Спокойно, Зинуша, – молвил он, простирая к ней руку, – не волнуйся, мы всё это устроим.
Zina immediately burst into tears, her mouth fell wide open and her hand dropped from her bosom.
Зина немедленно заревела, распустив губы, и ладонь запрыгала у неё на ключице.
‘Zina — aren’t you ashamed?
– Зина, как вам не стыдно?
Who could imagine you taking it?
Кто же может подумать?
What a disgraceful exhibition!’ said Bormenthal in deep embarrassment.
Фу, какой срам! – заговорил Борменталь растерянно.
‘You silly girl, Zina, God forgive you…’ began Philip Philipovich.
– Ну, Зина, ты – дура, прости господи, – начал было Филипп Филиппович.
But at that moment Zina stopped crying and the others froze in horror — Sharikov was feeling unwell.
Но тут Зинин плач прекратился сам собой и все умолкли.
Шарикову стало нехорошо.
Banging his head against the wall, he was emitting a moan that was pitched somewhere between the vowels ‘i’ and ‘o’ — a sort of ‘eeuuhh’.
Стукнувшись головой об стену он издал звук – не то «и», не то «е» – вроде «эээ»!
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1